Главное меню
Страница 8 из 12«126789101112»
Главный форум города Мозыря, Гомельская область. Беларусь. » Болталка » Литературный закуток » Литературным дарованиям нашего города (Раскрываем в себе таланты в литературе)
Литературным дарованиям нашего города
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Quote (Rainman)
— Э-э-эх, девушка! Так вы долго не согреетесь... Разрешите представиться, мастер спорта майор Чингачгук!

Руссо туристо! Облике морале (с) biggrin
Quote (Rainman)
Имперец, извиняюсь за вторжение, но "Магию — в жизнь!" Часть 2-я - это реально?

Конечно, героям ещё камлать с бубном у компьютера придётся biggrin
http://samlib.ru/editors/k/kulxkin_a_j/
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Утро началось как обычно. Санитарные процедуры, отягощенные минимумом помещений, первая, до упомрачения сладкая сигарета в тамбуре. Ритуальная чечётка у туалета, в общем всё как обычно. Собравшись в купе, мужчины пристально наблюдали за священнодействием, за косметической магией, которая любую красавицу превращает в рекламный манекен. Хоть набор и был отечественного производства, но явно лицензионный, так как над личиком девушки трудились крылатые феи. Эфемерные создания легкими касаниями наносили светящие и переливающиеся мази, пудры, кремы, и розовая, после умывания, кожа превращалась в блестящий мрамор. Наконец-то, коробка закрылась, проводница принесла чай, печенье и завтрак начался. Геннадий поделился своими впечатлениями о драконе, а Лара, как представилась девушка, вспомнила своё столкновение с бытовой магией:
— Решили у нас на фирме обновить компьютерную сеть. Хозяин расщедрился и поэтому главный инженер закупил самую новую технику, ну а старую, сотрудникам по дешевке распродали. В общем привезли к нам эти железяки, поставили, проверили, всё нормально. А на следующее утро пришли мы на работу, а компьютеры не включаются.
— Странно. — удивился Михаил, — Мантра же стандартная, её даже в детских садах знают.
— И я знаю! — обиделась платиновая блондинка, — Вот: «Битик, байтик просыпайтесь, За работу принимайтесь!» Только никакого толку не было. Позвали мы программиста. А он у нас настоящий, сертифицированный афрославянин из племени Линукс. Явился он в своёй спецовке, ну сами видели, набедренная повязка из шлейфов, ожерелье из голов мумифицированных ламеров, а на повязку приколоты аж три скальпа хакеров. Уважаемый специалист! Выгнал всех из кабинетов, и давай колдовать. Двери не закрывал, так что всё мы видели. Сначала пентаграмму построил из кулеров, потом встал в центр, воззвал к священному Винтчестеру, и поклявшись великой Материнкой, предложил демону Билллу в жертву терабайт.
— Эк его приспичило, — покачал головой Юрий, — Целый терабайт…
— Так ничего и не вышло из этого, — сморщила носик Лара, — Компы как стояли так и стоят. Ну тут он, весь съежился, и воззвал к духу Проглоту.
— К кому? — искренне удивился Юра.
Безукоризненная бровь дрогнула на миллиметр, и немного смущенно, Лара продолжила:
— Ну забыла я, как того зовут. Наш Бейтс ещё предлагал тому мануал какой-то…
— А-а-а, понятно. Дух Полиглот, переводчик.
— В общем, всё обошлось, только программист ажно посерел весь. Когда мы ему глюкозу вкололи, и сладким чаем отпоили, сильно ругаться на главного инженера начал. Техника оказалась японская, а они букву «р» не выговаривают. Вот и приходиться по утрам лепетать: «Битик, байтик плосыпайтесь, За лаботу плинимайтесь!» Директор сразу хохотать начинает, и грозится логопеда в штат устроить. А главный инженер, в наказание, теперь включает компьютеры у директора, секретарши, и у программиста.
Мужчины улыбнулись, а Геннадий задумчиво сказал, глядя в окно:
— Первые компы, после краха материализма, вообще были нерусифицированные. Слышали бы вы как буровой мастер, который ещё в тридцатые вышки на болотах ставил, по-английски этот стишок произносил. Все время на мат сбивался. Так что как включили тот компьютер, так и выключился он уже сам, через три года.
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
— Вот все говорят, «материализм», «до краха материализма», а я не понимаю, как люди могли жить в таком ужасе? — Широко распахнув голубые глазки, Лара уставилась на Юрия, как на наиболее старшего.
Мерный перестук забытой ложечки в стакане сменился оглушительной тишиной. Юра смущенно откашлялся:
— Кгхм… А что вы вообще знаете о тех временах?
— Ну как же! — оживилась девушка, — Мне тут бойфренд книжку подарил, там ещё героиню так же как меня, зовут.
Она погрузилась в свою дамскую сумочку, бормоча себе под нос: «Ну я же помню, что брала с собой. Где же она?». На столике росла гора вещей, которая физически никак не могла поместиться в скромный радикюль. Потрясенные мужчины ошеломленно наблюдали за тем, как легко женщины расправляются с незыблемыми законами мироздания. Хотя, что тут удивительного. Мироздание женского рода, а Закон – мужского. Обычный заговор против мужчин. Наконец-то был извлечен томик с ядовито раскрашенной обложкой. Блондинка в бронебюстгалтрере палила из двух пистолетов гаубичного калибра во что-то красное и ужасно смущенное. Золотые буквы сообщали «городу и миру» что, «Лара Хофт против Гулага». Две покосившиеся буровых вышки на заднем плане, очевидно, намекали на жуткий Гулаг.
— Вот тут всё рассказано! — Жизнерадостно сообщила Лара, быстро сметая гору вещей в маленькую сумочку. — Здесь супертайный агент демократии Лара, борется с диктатором Стальным Гулагом, который питается детьми свободных либералов.
— С ке-е-ем?!! — поперхнулся чаем Геннадий.
— И где этот ужасть либералов берёт, да и ещё каждый день? — Поддержал товарища Миша.
— Детей для него воруют упыри в самой свободной стране. У них название такое смешное, как их там… — лихорадочно пролистывая страницы, бормотала блондинка, — А-а-а, «чекисты», прям как чеки в супермаркете. Ой! Я ошиблась. Гулаг, это фамилия, а звали монстра — Сталин.
Гена рывком поднялся, и сквозь стиснутые зубы процедил:
— Пойду-ка я покурю.
— Не надо нервничать, уважаемый. — остановил его Юрий. — Прелестная девушка просто путает низкопробную агитку с реальной историей. И скажите пожалуйста Лара, что там дальше происходило?
— А почему «агитка»? И почему «низкопробная»? — немного обиженно поинтересовалась девушка.
— Об этом потом. Расскажите об содержании.
— До конца я ещё не прочитала. Но там Лара (имя героини она произносила с придыханием) стреляет, стреляет, потом встречает ЕГО… Он там какой-то главный у Гулага, но он потрясён Ларой… И дальше мне пора было бежать на поезд.
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
В купе наступила предгрозовая тишина, но Юрий не торопился. Проводив взглядом скромный переезд, на котором стояла одна телега с покорившимися судьбе лошадью и мужиком, он отхлебнул давно остывшего чая и негромко сказал:
— Сказать об этой книжонке, что это неправда, это польстить автору. Эта агитка вообще лежит за пределами здравого смысла. Агитка, потому что выдержана в стиле одного врага нашей страны. Это он заявил, что большая и ежедневная ложь вполне сможет заменить не то, что правду, а даже истину. Не будем касаться истории. На неё вылито столько помоев, что нужно повзрослеть, чтобы разобраться самому. Или прислушаться к тому, кто старше. Но даже если рассуждать логически, то это чтиво можно выкидывать не задумываясь. Я не буду рассказывать о том, что тогда было, вы просто подумайте и почитайте. Человек умеет думать, просто редко этим занимается.
Он замолчал, по-прежнему не сводя глаз с чего-то за окном. Потом продолжил:
— Вот вы спрашивали, как жили люди без магии? А просто жили, сеяли хлеб, влюблялись, женились, растили детей. Любили свою страну, и не щадили жизней, защищая её. Скажите, что такое магия?
— Магия, это совокупность энергоинформационного поля и человеческой цивилизации… — на помощь смущенной девушке пришел Михаил.
— Благодарю уважаемый. — Юрий был безукоризненно вежлив. — Так вот, вся эта магия не может существовать без человека, а человек без магии может.
— Но как? — Искренне удивилась дитя нового века.
— Очень спокойно. Вы же слышали о полетах в космос. Так вот, космонавты, астронавты живут и работают даже на околоземной орбите без магии. Она вся кончается на высоте пятьдесят километров, так что с земли сначала стартуют виверны, но потом в работу включаются абсолютно немагические ракеты. Вся жизнь в космосе зависит от техники. От техники, которую придумали и сделали люди.
— А скажите… Черный маги, существуют? — зарделась Лара.
Юра усмехнулся:
— Это тоже в книге написано?
— Не только в книге! Об этом все говорят!!
— И никто не утруждается подумать. Взаимодействие человека с энергоинформационным полем никогда не проходит бесследно. Вы же сами рассказывали, что программисту пришлось глюкозу колоть. А чёрный аспект магии, как связанный со смертью, отрицанием всего живого, это и есть «черная дыра», вычисленная астрофизиками. При малейшем намеке на эти заклинания маг погибает сразу. Он просто рассыпается горстью пыли. Некросфера, или царство мертвых, просто физически невозможно. Магия — это жизнь.
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
— Ну как же так.., не существуют? Ведь об них во всех газетах и журналах пишут… По ативи показывают… — Девушка была похожа на ребенка, у которого злые дяди отобрали конфету.
— Язык у человека костей не имеет, — недовольно проворчал Юрий, посматривая на часы, — Поймите, уважаемая Лара, это наука. А изменять физические законы человек, каким бы он магом не был, не может. Это только в сказках, которые наши журналисты выдают за информацию, достаточно сказать: «По щучьему велению, по моему хотению»…
— Кстати, — встрепенулся Геннадий, — А щуку-то Емелину нашли?
— Ну у вас и память, — улыбнулся Юрий, — Уже второе поколение только покемонов с телепузиками помнит, а вы всё ещё про русские сказки вспоминаете.
— И это очень печально, — меланхолично ответил Гена, — Мы не замечаем, как в небытие уходит целая эпоха. Её вряд ли опишут в фолиантах, или в диссертациях. Анекдоты, былички эпохи сурового материализма... Вместе с ними исчезают из нашей памяти мультфильмы и сказки, былины и сказания. Могут сказать, что всё это ерунда, однодневки, навоз. Но прекрасные цветы литературы без этого навоза расти не могут…
Он замолчал, и с надеждой посмотрел на Михаила. Несколько удивленный неожиданными для маски простого шоферюги мыслями, юноша только развёл руками. Улыбнувшись Юрий что-то прошептал, и по купе пронесся ветерок, а на столике появились шесть бутылок пива.
— А что будет пить прекрасная дама?
— О-о-о… Я хочу мартини, и чтобы вермут был именно урожая сорок восьмого года, ну как в том сериале. — Оживилась блондинка. Но мужчина только вздохнул:
— Увы, но снабженцы вагона-ресторана наверное смотрят другие сериалы. Могу предложить только Росе Бланко. Впрочем, как говорил мой знакомый сомелье, это ещё не конец света.
— Странно… — наконец-то подал голос Миша, — Удивляюсь я вам, господа. Я-то обычный менагер по холодильникам, но вы-то…
— А что, мы? — буркнул Гена, спроваживая пустую бутылку под столик, — На северах метели бывают долгие, и лучше читать, чем скотинеть.
— Правильно. — поддержал разговор Юрий, подавая девушке высокий бокал, с сиротливо плавающей оливкой, — Маги тоже люди, и поэтому им нужен аудитор. А аудитор обязан знать ту область где проводится проверка. И даже лучше проверяемых.
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
— Расскажите о каком-нибудь случае. — заинтересованно попросила Лара, принимая свой мартини.
— Скажите, вы умеете хранить тайны?
— О, да-а-а… — взволнованно ответила блондинка, при этом так глубоко вздохнув, что и без того облегающий топик совсем слился с кожей. Рельефно обрисовавшиеся фигурные части тела заставили мужчин синхронно уставиться в окно. Первым пришёл в себя скептик Геннадий:
— Разве это совместимо? Женщина и тайна?
— Вы не правы, уважаемый. — Мягко, но непреклонно возразил Юрий. — Женщины свято хранят тайны. Единственная мелочь, это то, что тайны они предпочитают хранить всем женским родом.
— Я никому не скажу! — обиженно надула губки Лара.
— Ни капельки в этом не сомневаюсь, — успокоительно ответил Юра, и посмотрел на часы, — Вот только времени у нас нет. Давайте ваше постельное белье, я отнесу проводнице. Уже скоро станция.
В купе воцарилась суматоха, и двое парней предпочли ретироваться в тамбур. Поднося огонек к сигарете товарища, Михаил глубокомысленно заметил:
— И сходят с поезда в одном городе…
— Не преувеличивайте, — усмехнулся Гена, — Обычная случайность. Тем более, что такой зубр, как наш аудитор, этой блондинке не по зубам.
— А ты… то есть вы, думаете, что она уже его пытается заарканить?
— Давай на ты, мне так проще. Миша, если бы на ней была блузка, то мы бы погибли во цвете лет, под очередью разлетающихся пуговиц. Ладненько, давай докуривать, и пойдём в купе. Надо же попрощаться с попутчиками.
В купе уже стояли на видном месте сумка девушки, и скромный портфель Юрия. Увидев парней, мужчина, поминутно смотрящий на часы, и в окно, обрадовался:
— Успели. Давайте пожмём друг другу руки и скажем до свидания. Дороги сходятся на перекрестках, а люди в поездах! До встречи, уважаемые!
Поцеловав воздух над рукой раскрасневшейся Лары, Юрий взял портфель, и с легким хлопком исчез.
— По-о-очему? И даже телефончик не спросил… — В голосе девушки звучали обида, недоумение, и на заднем плане, воинственный клич амазонок.
— Так зачем магу такой квалификации, ваш телефончик! — первым кинулся на амбразуру Михаил.
— Да ему через астрал с вами связаться, как два пальца о… — Геннадий, спасая своего брата-мужчину, успел закашляться, чтобы не очернить словами светлый образ.
— Да и дешевле тем более, трафик оплачивать не надо, — соловьем разливался Миша. — Вы только посмотрите, какой великий волшебник с нами ехал. Телепортироваться из движущего поезда… Это не все могут.
Ещё несколько минут друзья успокаивали девушку, страшась беспощадной и бессмысленной женской истерики, но всему приходит конец. Поезд плавно затормозил у перрона, и Лара покинула купе. Скользящая дверь отсекла историю, и переглянувшись парни пришли к единственно верному выводу. Его озвучил Гена:
— В купе два свободных места… Надо срочно запасаться пивом!
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Где наша не попадала…
Спесь сидел на палубе и грустно чесал давно нестриженую голову. Ладья, созданная по особому проекту, ходко бежала по течению. Почти вся команда отсыпалась после тёплых, и временами горячих, проводов. Очередная «експедиция» началась успешно… То есть, никто ничего не помнил. Над раздольем реки зазвучала песня, и Федоров сын с надеждой поднял глаза. Но увы, оказывается это храпел привязанный, по традиции, к мачте скальд. Сонов Эдька всё пытался свой «песнехран» сунуть, но на кой лях он нужен в море? Ни выпить, ни подраться с ним. То ли дело Эйрик, прибившийся к ватаге в одном из походов. Как запоет, особенно с похмелья, так даже раки из воды выскакивают на берег и драпают куда подальше. Интересно, а кто на руле? С трудом повернув голову, отчего в ней закружилась карусель, Спесь воззрился на корму. На руле был Гриць. Самый могучий и стойкий ватажник. Только сейчас он просто лежал на правиле, распугивая волны могучим храпом. Паническая мысля попыталась достучаться до сознания, но потом обиженно сплюнула, и навсегда исчезла из головы.
Неожиданно ладья остановилась, да так резко, что даже храп Гриця на секунду прервался. Спесь Федоров сын с трудом поднялся и добрался до борта. Оказывается лодья на полном скаку уперлась в здоровенную белугу, вольготно развалившуюся на стрежне.
— Вот я тебя! — грозно крикнул (по крайней мере, попытался) Спесь, делая вид что тянется за острогой. — Тебе шо положено? По дну ползать, питаться, так сказать. А людишкам не мешать, и судовождению помех не творить! В уху пойдешь?
Белуга широко зевнула, потом лениво встала на хвост, и покрутила плавником у виска. После чего неслышно, но тем и обиднее, рассказала Спесю, что она думает о судовождении, лично о нём самом, и в общем о его ватажниках. Не дожидаясь ответной реакции, и сверкнув на солнце влажными боками, грациозно перевернулась и ушла на положенную ей глубину, послав на прощанье хвостом добрую бочку прохладной воды. Омовение бодряще подействовало на команду, некоторые даже открыли один глаз.
— Всем вставать!! — Свирепо зарычал капитан, — Дожились, в родной реке каждая таранка на смех поднимает! Общий сбор!!!
Все построились недружной шеренгой. Кормчего и скальда решили не будить — и так на виду. Спесь не торопясь прошелся вдоль колеблющегося строя, с надеждой вглядываясь в лица. Но все лица были как на подбор красные, и ничего не говорящие. Вернее говорили они понятно, но всё не то. Про рассол Спесь и сам думал, только где же его взять-то. Хотя… Стоп! А это кто? Атаман растерянно уставился на Ивашку:
— Ты чего тут делаешь?
— Дык… это… — странно как-то замялся ученик волхва.
— Нема Дыка, — грустно ответил Спесь, — Забыли мы его где-то у арапов, понимаешь. Небось давно уже ампиратором сделался. На лодью его теперь и пивом не заманишь. Так что ты не мямли, а говори коротко и по существу!
— Вот! — коротко ответил Ивашка, и по существу, сунул в руки атамана мятый свиток.
Полюбовавшись на княжескую печать, Спесь затосковал:
— Слышь, паря. А может, ты до меня не дошел, а? Ну загулял, дело молодое, пришёл, а мы уже, того… нема нас.
С громким хрустом заработали мозги у юного кудесника, и в конце-то концов, выдавили изо рта вопрос:
— Так я это… уже здесь. А князь – там.
Судя по круговому движению руки, Ивашка всё-таки решил проблему единого в нескольких лицах, и расселил князя везде и нигде.
— Так тут недалеко! — Фальшиво обрадовался Спесь. — Быстренько добежишь, и докладёшь, шо не успел. Я тебе даже аквавиты, на ход ноги, налью!
— Нет, батько! Не пойду!! Кругом водяницы, поляницы, дриады-триады, а я ещё молодой! Не вели казнить, вели миловать! — Ученик, впрочем уже бывший, с грохотом рухнул на доски палубы.
Атаман растрогался, его величали как владыку, отцом родным.
— Ну вставай, вставай сынку. Заодно и прочтёшь нам, шо князь-надёжа писать изволил.
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Расторопные молодцы бережно подняли грамотея, и для начала вручили ему ковшик. С тоской посмотрев на полуведерный малый ковшик, Ивашка зажмурился, но храбро выпил залпом содержимое.
— Так это вода!! — Потрясенный собственным открытием, волхв даже не стал открывать глаза.
— А то… — Гордо подбоченился атаман. — На лодье не пьём хмельного! Всё равно ничего нет. Ты давай, читай. Громко, и с выражением. Нет!! Выражений не надо.
Подождав пока Спесь сломает печать, Ивашка развернул свиток, и…
— Шас спою! — Любезно предупредил окружающих скальд.
Но не было на борту робких душ, и в уже открытый рот Эйрика влетел добрый кусок окорока.
— Читай, читай. Успеешь. — подбодрил юношу ватажник по прозвищу Геллер. Когда-то, на каком-то берегу, где жили странные люди, что-то лопотавшие не по-нашему, ему в трактире, насыпали сдачи, за честно отданную полушку. То ли талеры, то ли геллеры, кто их знает. Ни слова разобрать было нельзя, немцы, одним словом. Худого слова Володимир не сказал, кремень, а не человек! Молча разнес по бревнышку всю корчму, забрал полушку, ну и конечно всё остальное, и мирно ушёл. С тех пор и прозвали его Геллером.
— Дано сие поучение, верному слуге нашему, Спесю, сыну Федорову. — Хорошо поставленным голосом озвучил начало Ивашка. Оглядел притихшую ватагу, и продолжил:
— Повелеваю именоваться впредь Спесю — Федоровичем, и отзываться на фамилию Кудаглазов, поскольку плывет он, куда глаза глядят. И поскольку зарился он во все концы света Божего, то пусть плывёт неведомо куда, и откроет страну такую, Атлантиду! Когда же доплывёт он до земли сией, то в сношения с властями той земли, вступает будучи трезвым, поелику возможно чудо сие!
Волхв стал стремительно перекручивать свиток, но Спесь, уже Федорович, прикрикнул:
— Ты мне грамоту не крути, читай дальше!
— Батько, так ты же сам велел, без выражений. — Растерялся Ивашка.
— А-а-а, ну тогда, да.
—Вот! Княгиня приписала! «И пусть привезёт мне платье заморское, по моде самой распоследней. Размер он знает!»
Заинтригованные лица немедленно воззрились на атамана, но тот быстро отвернулся, и задумчиво уставился вдаль.
Великая река не имела даже названия, да и зачем ей оно, раскинулась перед его взором. Это пусть речушки разные, именами гордятся, Амазонка там, Нил какой-то. А это — Река! Широка так, что берегов по весне не видно, глубока так, что только белуги и водяные знают как. А не горда, любого приветит по заслугам. Своего, так и водицей напоит, что слаще во всем свете нет, и рыбкой угостит. А коль торопится человек, так и поможет быстро добраться, ноги по буеракам не ломая. А чужого… Ракам тоже нужно жить. И кормиться.
Подождав, пока лицо станет нормального бурячного цвета, атаман обернулся, и сказал короткую, но ёмкую речь:
— Команда ясна, и задачи понятны! И виден рубеж огне… Это не то! В общем за работу, товарищи!
Все дружно выразили бурную радость, и повалились досыпать. А что волноваться-то, по своей Реке идём, вывезет матушка!
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Сказать, что это понравилось Спесю, это погрешить против истины. От рёва оскорбленного в лучших чувствах атамана даже волны разгладились.
—Падъё-ё-ём!!!!
— Куда? — меланхолично поинтересовался, прожевавший мясо, Эйрик.
— Что, куда? — медленно повернулся к нему Спесь Фелорович
— Куда пойдём?
— Кто куда!!! А ты в… — замялся капитан, подбирая слово, —О! В трюм!
— А зачем? —уже отвязанный скальд, потянулся, сбрасывая с себя вервьё.
— Хочешь дальше? Послать могу, ибо я здесь первый, после князя, и слово моё – закон!
— Не надо дальше, я уже пошёл в трюм.
— Молодец! Вечером разрешу спеть, люблю, грешным делом, раками полакомиться. Так-с-с, а остальные… Всем заняться делом!
— Э-э-э, батько… А каким?
Спесь вновь начал злиться:
— Что я слышу?! Первый день на лодье что-ли? Сами найдёте! А то отправлю всех на клотик, компрессию искать!
Ивашка толкнул в бок Геллера:
— А что это, или кто? «Клотик», «Компрессия»…
— Не обращай внимания, — добродушно ответил богатырь, — Мы столько времени по миру гуляем, разных слов нахватались. Считай, что это как «бабай» для ребёнков.
Из под палубы донесся дикий вопль, и пролетающий мимо гусь камнем рухнул в воду.
— Редкая птица долетит до середины Реки, — задумчиво отреагировал Спесь, но потом возмутился, — Сейчас ещё не вечер, а он уже запел!! Оказать утопающему первую помощь! А этого певуна достать пред мои очи! Я ему веслом рот заткну!!
Гусю кинули пустую баклажку, захочет спастись, сообразит что с ней делать. А скальд уже вылазил из люка, почему-то спиной вперёд, поминутно поминая Локи, Тора, и прочих. За ним из темноты люка выползала какая-то штуковина, явно неживая. Запнувшись на выходе Эйрик шлепнулся на палубу, и не вставая, стремительно ретировался за враз сомкнувшийся строй. Попав на свет штуковина засверкала полированной бронзой, и оказалась в руках невысокого и худого мужика, в когда-то белом одеянии. Странная одежда была вышита по низу какими-то узорами, и притом оставляла одно плечо голым.
— Тю, я-то думал, — разочарованно протянул Спесь, — А этого знаю, грек какой-то. При дворе у князя видел. И что им дома не сидится, вечно хвастают, «в Греции всё есть», а сами по миру шландают.
Грек осторожно поставил свою штуковину на палубу, и гордо заявил:
—Моя есмь механикус гений! Моя не говорит вар-вар! Толмач нужен!
Атаман прищурился на Ивашку, и тот горячо стал отпираться:
—Не знаю я греческого! Это я ещё не успел выучить!!
—Да я не об этом, — Спесь успокаивался быстро, — Ты в грамоте посмотри, что про него написано.
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Волхв быстро развернул свиток и погрузился в изучение:
— А-а-а, вот оно, наверное. Но, батька. Выражаться, ты же не велишь!
— И правильно, мал ещё! Тем более, что говорить матом, в походе только я могу. Ну-ка дайка сюда. И пальцем покажи, где написано.
Ивашка торопливо передал свиток атаману, и ткнул в нужную строчку.
— Астробл… — Спесь неосторожно прочитал вслух начало, но тут же замолчал. Потом дочитав абзац, покрутил головой: — Говорил я князюшке, что энти навуки до добра никого не доводили. Такие словеса о хорошем не пишут!
— А с механикусом что делать будем? Как бы нам понять, что за механика у него, может что-нибудь полезное.
— Эх, молодежь… Смотри и учись! Методика быстрого обучения языкам по методу Атамана.
Спесь Федорович, повернулся к команде, и величественно произнёс:
— Человек сей князем посланный, причём далеко. Так что, относиться к нему с почтением, и словес его странных не слышать. А то попутаем всё, по скудоумию нашемскому, обида будет.
Геллер почесал в затылке, и негромко спросил:
— Значится, и не кормить его?
— Цыть! — сделал грозный вид капитан, — А как ты поймёшь, что он хочет? Вот заговорит по человечески, тогда и накормим.
От вернувшись, чтобы спрятать улыбку, юный волхв проводил взглядом бодро плывущего к берегу гуся. Одним крылом тот обнял баклажку, вторым грёб, и при этом ещё отбивался лапами от наглой рыбной мелочи. За его спиной фальцетом взревел грек:
— Моя всё понимай!! Моя кушать хочет, моя пить хочет! У моя голова страх болит!
— Вот и хорошо. Без толмача обошлись. Всё тебе будет, только расскажи про свою хреновину, и названия её вслух не произноси!
Грек нагнулся, и с кряхтением приподнял сверкающую штуковину:
— Это величие духа и гениальности моей. Это машина сама находит то место в море, где корабль сей в данный миг находится! Звезды указывают путь по гладкому морю, и даже средь бела дня можно глянуть и сказать, сколько куда плыть осталось.
Ватажники разочарованно переглянулись, и рыжий, как огонь, Лисовин озвучил всеобщее мнение:
— А зачем?
— Как, зачем? — растерялся механикус
— Зачем нам знать, сколько ещё плыть осталось? Всё равно, куда не плыви, обязательно в берег уткнёшься. И обязательно ночью, и опять драться надо…
— Так это же… Надо знать! Всегда надо знать!
— Во многом знании, много печали. А умножающие знания умножают… хм. А кто это нам наперерез гребёт? Механикус, спроси-ка у своей, не в порядочном обществе будет сказано, машинерии.
— Моя не пифий!! Механикус не гадать, механикус – знать!
—Атаман, да ну эту железяку, — рассудительно ответил Геллер, отодвигаясь от брызжущего слюной грека, — Даже гусю понятно, вон как загребать начал, что это отморозки плывут.
— Рановато вроде, — задумчиво протянул Спесь, — Они же только по осени в тёплые края собираются… А где наш скальд? Пусть посмотрит, можа дружков увидит.
— Дядя, — потянул за рукав Володимира Ивашка, — А «отморозки» кто?
— Да нурги это, они про себя хвастают, что де, «викинги», а на самом-то деле истинные отморозки. У себя в нурвегии совсем мозги отморозили зимой, потому что печки ложить не умеют.
— Так вооружаться надо! — Растерялся волхв, — Они же чуть что, за топоры хватаются.
— Не мельтеши, — добродушно проворчал Геллер, — Всегда сначала они за баклажку с хмельным хватаются, а потом поют. И так поют, что ты первый за топор схватишься… А вообще, чего нам бояться, мы-то дома! Пускай недобрые гости боятся!
На носу, который Спесь упорно называл баком, спорили атаман и скальд:
— Да ни, батько, у того парус новый был, и рожа его там нарисована, а у этого совсем драный, и цвет непонятный…
— Ты лучше смотри, что у них за харя вырезана?
Эйрик прислонил ладонь козырьком ко лбу, и стал напряженно всматриваться.
—А-а-а, затопчи его Слейпнир! Это же — Нурденскольд! Совсем безбашенный.
— Что, драться будем? — заинтересовался Лисовин.
— Цыть! — грозно прикрикнул Спесь, и подумав, спросил, — А может мы ему княжескую грамотку покажем? Что некогда нам пыль выбивать из их голов?
— Ата-а-аман, — укоризненно протянул Эйрик, — Зачем Нурденскольду твоя грамотка. Он же читать не умеет! И вообще, зачем драться? Я ему спою…
— Не будь таким жестоким, Эйрик! — Вмешался Геллер, — Давайте их просто убьём.
Сообщение отредактировал Имперец - Вторник, 21.06.2011, 00:46
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
— Посмотрим, посмотрим, — атаман впал в меланхолию, и поэтому был благодушен, — Пусть хоть до нас доплывут.
Драккар, с вырезанным на форштивне, явно похмельным мастером, ликом страдающего зубной болью мужика с косичками, нацелился было в середину борта, но после громко прозвучавшего Спесевого «Хмм», стал табанить веслами. Над мятыми и побитыми щитами показалась такая рожа, что оглянувшийся гусь стал поднимать буруны, стремясь быстрей выбраться на берег. На голове личности был шлем только с одним рогом, когда-то заплетенные в косички усы, и шевелюра напоминали измочаленные веревки, но апломба было ему не занимать:
— Выкуп давай! — заорал он, да так грозно, что один щит оторвался и булькнул в воду. Из-за спины грозильщика раздался чей-то вопль.
— Сегодня не подаю, лень. — миролюбиво ответил Спесь, — Куда бредёте, калики?
Свирепый разбойник растерянно посмотрел на своих, почесал в затылке, и с надеждой поинтересовался:
— А может, всё-таки откупитесь, а?
Спесь был очень спокоен, и поэтому отвечал вежливо:
— А вот огородный овощ с острым вкусом, вам по всей морде лица! И повторяю, для нургов специально, куда прёте?!
— И овощ давай!! И мы не прём, а в поход идём за златом, жемчугами и рабами!! — обрадовался знакомым словам викинг. Из-за его спины прозвучал одобрительный рёв, и чей-то писклявый голос: «И побольше, побольше-е-е!!»
Теперь голову почесал Спесь, потом предложил:
— Вона коса хорошая, давай на бережку погутарим. У нас товар, у вас купец. Сговоримся.
Оба кораблика хутко побежали к берегу, причём драккар явно отставал. На лодье, атаман давал наставления:
— Сильно не бить, а то дружинники опять обидятся, что им никого не досталось. Эйрику молчать, а то лешие ругаться будут. В прошлый раз полгода глухих степняков по лесу искали, совсем замучились. Механикусу свою шкандыбалку поставить на самое видное место, а не то кормить не буду!
— Дядько, — Ивашка по вновь обретенной привычке обратился к Геллеру, — А что, мы сегодня уже не поплывём боле?
— Так рассуди сам, отрок. Почитай цельный день плывём, совсем устали. Да ты не переживай, — добродушно хлопнул юношу по спине Геллер, — Вот в акиян выйдём, там и наплаваешься, до одури.
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Киль из мореного дуба врезался в прибрежный песок и лодья прервала свой бег. Кормчего уважительно сняли с правила, и бережно отнесли на берег, уложив в тенёчек. Ватажники бодро попрыгали в воду, и с шутками-прибаутками стали вытаскивать на бережок котлы и казаны. Предстояло веселье, плотный обед, и дружеская драка. Только скальд был очень зол, и общался со всеми сердитым мычанием. Рот его был плотно завязан. Рядышком наконец-то приткнулся драккар, и оттуда так пахнуло… Очумелая щука, величиной с хорошее полешко выскочила из воды, и зажимая рот плавником промчалась мимо Ивашки по берегу. Потом оттолкнулась хвостом и нырнула в прохладную свежесть воды. Проводив рыбку завистливым взглядом, волхв с трудом вздохнул, и ринулся в ближний лесок за дровами. Выбравшиеся на берег нурги стали было вытягивать свой кораблик, но будучи разлаянные Спесем, на удивление быстро, всё поняли, и полезли снова в реку, ниже по течению. Несмотря на воинственные крики мылись они хорошо и долго. На берегу стоял Лисовин, задумчиво покручивая в руках мачту от ихнего плавсредства. Пробегающий мимо Эйрик строил страшные рожи, и хулительно мычал что-то злое. Наконец-то Лисовин удовлетворенный тем, что вода ниже стала просто светло-серой, разрешил дрожащим нургам вылезти на песочек, и даже милостливо позволил выкатить с драккара бочку. Но отобрал её сразу. Наконец-то все расселись у костра и получили по миске каши. Долго ещё подходили к котлу северяне за добавкой, пока наконец-то не успокоились. В бочке было пиво, вернее они так его называли. Ивашка хлебнул разок, после чего долго отплевывался за кустами, под добродушный смешок Геллера.
— Пей водицу, отрок. В родной реке она слаще мёда, да и полезнее намного, чем этот эль, что на погибель себе нурги сварили.
А на берегу торговались Спесь и Нурденскольд. Оказывается нурги плыли к теплым морям, как обычно наниматься на службу к в конец обленившимся ромеям. И сейчас Спесь впаривал им Механикуса, вернее его машинерию, уверяя викинга, что без неё тот дальше ближайшего бочага не уплывёт!
— Да рассуди сам, конунг! Спроси грека, и сразу понял куда плыть, да сколько ещё на вёслах ломаться. Совсем даром отдаю, серебром по весу отсыпешь да и ладно! А грека-то, учти, совсем даром отдаю! Себе в убыток торгую, да ладно, чего не сделаешь для хорошего человека!
Нург ворчал и не соглашался. Красиво машинка сверкала, но больно увесиста была. Спесь клялся всеми богами, каких мог вспомнить, избегая впрочем, упоминать своих, что без такой штуковины ромеи Нурденскольда на смех поднимут. А коль увидят чудо это, так сразу и зауважают, да и цену за наём повыше дадут. Викинг только рукой махнул, при упоминании ромеев:
— Дурной народ, сами в войско не идут, боятся. Так что наймут, куда они денутся. Скинь маленько цену, небогатый я. Год уж больно плохой, грабить совсем некого.
— А чо так, — встревожился Спесь, — Мор что ли прошёл?
— Да нет, — помрачнел Нурденскольд, — Поумнели все, как-то разом. Не ромеи всё-таки, своих воев предпочли кормить, а не наемникам платить. Если бы и ромеи это поняли, то осталось бы нам только в окияне новых дурней искать.
— Эх-х, рвёшь ты мне сердце! Так и быть, — махнул рукой атаман, — скину, из-за уважения, тебе две полушки. По рукам?
— По рукам! Скажи греку, што в самый раз домой его отвезём, только пущай не заблудится!
Уставший от новых впечатлений, дальнейшее Ивашка помнил плохо. В голове только и удержались отдельные выкрики:
— А счас, я спою вису, как брали на копьё град сильномогучий…
Хрямс!
— Пошто не даешь славить всадников белопенных коней, токмо отвагой превозмогу…
Хрямс! Хрямс!
— Наших бьют!!
Бум-с-с!! Хрямс! Хрямс!
— А-а-а!! Бульк! Спасите-е-е меня, вода мокрая!!!
Солнышко весело игралось на маленьких волнах, ласково поглаживая их затылки. Лодья бежала вниз по Реке, уверенно управляемая спящим на руле кормчим Грицем. Путешествие продолжалось, и всё было впереди.
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Миновали спокойные безмятежные деньки неторопливого сплава. Долго потом Ивашка вспоминал ласковый напев волн, тихие закаты, когда даже Спесь начинал говорить шепотом, чтобы не сбить величавость вечера. Всё чаще беспокоил юношу незнакомый, горьковатый и тревожный запах. И когда над лодьей пронеслась чайка, волхв понял: скоро будет море. В тот день Кудаглазов распорядился стать на днёвку. В последний раз, (все ватажники говорили «в крайний») осмотрели своё судно. Поохотились чтобы запастись свежиной, порыбачили. Эйрик наконец-то спел, раков было очень много.
А на следующее утро, Ивашка был потрясен. Он по обыкновению, стоял у борта и всматривался в серебристую бескрайность воды, когда вдруг услышал как потрескивают доски палубы. Не успев обернуться, он чуть не согнулся под тяжестью легшей на плечо руки.
— Пошто пригорюнился, отрок? — добродушный бас заставил встрепенуться каждую клеточку, такая в нём была силища. Так мог говорить вековой дуб, коли пришла бы ему такая блажь в сердцевину. С трудом повернув голову парень встретился глазами с внимательным и слегка насмешливым взглядом.
— Ну что ты на меня глядишь, як на цуд, — уже открыто усмехнулся Гриць, — Умею я говорить, и ходить сам могу. И на правиле не только сплю…
— Так, дядько… — растерялся Ивашка, — Я ж ничего плохого-то и не думал…
— Знаю, — просто ответил кормчий, смотря мимо парнишки, куда-то вдаль, — Только ты у нас новенький, и про сусаниных ещё не слышал.
— Нет, про таких ещё ничего не учил. Волхв-то наш, больно строг. «Всему своё время, и есть каждой вещи своё место под солнцем».
— Мудр, ох и мудр муж сей. Но пришла пора узнать тебе отрок, про древних людей, кои сусанины зовутся. Прадед мой был Сусанин, и не просто так, а с большой буквы! Каждую тропку знал во всем мире, в море-акияне с любой волной здоровкался. А вот я уже обмельчал… По Реке пройду, глаз не открывая, а в море уже пригляд нужен. Эх, мельчаем мы брат, умения теряем, знания… Княже старается конечно, но как резами записать то, что с молоком матери впитывать надо? Думай, паря, думай. На младых только и надеемся, что не растеряете вы наших умений, не променяете их на цацки блестящие. Не смотри на греков, отдали они всё за знания сухие, и путь этот ведёт к потере радости и любви. Эх-х-х, пойду ещё подремлю, скоро море.
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Прошёл ещё день, и вот, наконец-то в лицо Ивашки ударил ветер, незнакомый, волнующий. Шаловливая волна плескнула в лицо влагой, и облизнув губы, юноша изумленно прошептал:
— Горькая…
Стоящий рядом атаман, только усмехнулся, а Геллер недовольно пробасил:
— Не горькая… Соленая она. И в крови у нас такая же плещется, вот поэтому и не сидится у печки.
— Сидится, — вздохнул Спесь, —Только недолго…
Неожиданно с правой стороны донесся какой-то звук. Кудаглядов прислушался, и Ивашка с изумлением увидел, что атаман перепуган.
— Все под палубу!!! — грозный рык перекрыл плеск волн, и ватажники привычно посыпались в открытый люк.
— Эт правильно, — пророкотал с кормы Гриць — Совсем с глузды сошли, звезды блудячие…*
А атаман распоряжался дальше:
— Эйрик! Глаза завяжи, а то как в прошлый раз рот раззявишь, и петь забудешь! На тебя только и надежда…
Спускаясь в трюм, волхв всё-таки спросил у своего наставника:
— А чо? Ворог так страшен, что и биться нельзя?
Геллер недовольно проворчал, закрывая люк, и прочно усаживаясь на лесенке:
— Да, какой там враг. Попрошайки прибрежные, русалками зовутся. «Ай коханный, дай погадаю. И ждёт тебя земля близкая, на глубине три сажени, прям здеся, коли не позолотишь ручку…» А визжат так, что сам за борт прыгнешь, лишь бы не слышать. А сами без одежды, в одних ракушках, тьфу, смотреть противно.
Впрочем последние слова, звучали неубедительно, поэтому Володимир сделал грозное лицо, и прикрикнул:
— Вона вервь лежит, в уши воткни, а то услышишь как Эйрик петь будет.
Эта угроза была реальна, так что парень охотно подчинился. И как не хотелось ему увидеть таинственную нежить, но пришлось всё приключение просидеть под палубой. Лодья раскачивалась, и даже сквозь затычки доносился разноголосы писклявый крик. Потом заныли зубы, это взял верхнею ноту скальд, и всё успокоилось. Геллер передернул плечами, будто стряхивая кошмар, и приподнявшись, открыл люк:
— Выходь братия. Эйрик уже спел.
На палубу первым выскочил любопытный волхв, но к его разочарованию, на палубе были только атаман и скальд, сидевшие у открытого бочонка. Ну и конечно Гриць-сусанин, казалось вросший в лодью. Увидев Ивашку, Спесь обрадовался и поманил его к себе:
—Вот ты грамоту разумеешь, отрок!
— Конечно разумею, — удивился волхв, украдкой оглядываясь. Ничего не было видно, только вдалеке белел клок пены, впрочем, стремительно удаляющийся.
— Вот и хорошо! Будешь писать свиток о наших скитаниях. И чтоб писал только то, что видел! «Что наблюдаю, то и пишу!», закон у нас такой! Например увидел пьяного морского змея, так и запиши, что мол,» змеюга отвратная смрадом дышала, и закусь требовала»!
—Атаман, — шепотом поинтересовался юноша, — А коли змей трезвый, что писать-то?
— Где-е-е?!— Спесь мгновенно обернулся, и несколько мигов рассматривал высунувшеюся из воды огромную голову на длинной шее, — А-а-а, это… Вот и запиши, «видели морскую змею, мужика своего шукающую. Проплыли мимо, проявив вежество.»
— Спесь Федорович, а как ты их различаешь? — вежливо спросил самописец, разыскивая стило.
— Просто, — отмахнулся атаман, поворачиваясь к бочонку, — Раз трезвая, значит баба!
* За разъяснением термина к Е. Лукину в рассказ «Тайна гнездовских курганов»
Имперец
Редакция
Группа: Редколлегия
Сообщений: 292
Награды: 9
Репутация: 267
Статус: Offline
 
Вскоре вокруг юноши устроившегося возле мачты с письменными принадлежностями собралась почти вся ватага. Так как история касалась всех, то читать записанное пришлось вслух. Оглушительно хохотал Лисовин, уткнувши руки в боки, покручивал ус Непейвода, вставляя заковыристые советы. Молодой волхв поминутно то краснел, то бледнел, пока не вмешался Геллер:
— А ну цыть, охальники! Неча парня с толку сбивать, атаман сказал, чтобы писал только то что видел.
— Да что ты, Володимир, шо мы-то? Коли не убачил сам, пущай спросит. — примиряюще поднял руки Непейвода.
Очередной спор разгорелся вокруг морского змея. Даже Лисовин и Геллер согласились, что нету змиев, есть только аспиды, ну в море могут быть и левифаны. Но тут веское слово сказал скальд. Был он добродушен, но говорил уверенно:
— Эт вы бросьте! Какие-такие аспиды в море-акияне? Все аспиды только по суше и ходят, а в воде тонут они, не успев даже «мяу» сказать.
Лисовин принюхался к кружке, в которой плескалось причина добродушия, завистливо вздохнул, но всё-таки возразил:
— Да какие на суше аспиды, мелочь одна. А вот в море глянешь, и сразу скажешь, что аспид вылитый. Да и не ходят аспиды, ног-то у них нету!
Бережно поставив кружку рядом с собой, Эйрик откинулся спиной на доски борта, и глубоко вздохнул:
— Ногов, говоришь, нема? Ну-ну. А вот как-то пошёл я на Кудыкино болото, надо было мне тростника срезать. Не успел до камыша дойти, а оттуда… Вываливается аспид, да не аспид, а прямо-таки аспидыще, и давай на меня шипеть! Я сразу же ноги в руки и подальше! А он не отстаёт! Я бегом, и слышу как он ножищами сзади топает! Вот-вот догонит…
— Так спел бы ему, — робко посоветовал Ивашка.
—Ах, вьюнош, — выдохнул скальд после доброго глотка, — Я бы с радостью, но новую вису я только складывал, а петь старые… Даже аспиду нельзя, ибо моветон станется. Ну отступил я, на заранее подготовленные позиции, иду себе дальше, у Локи мёд вымаливаю, и тут, бац! А передо мной аспид…
— Обогнал что ли? — ахнул кто-то из восторженных слушателей
— Не-а, другой. Но тоже аспидыстый такой, дальше некуда. И говорит он мне, человеческим голосом…
— Хм-м-м, — негромко протянул Геллер, но скальд слышал хорошо:
— То есть, нечеловеческим голосом — «Куды прёшь, мил-человек? Всю картоплю истоптал, зверь ты арапский!» И вытягивает из-за спины дубину, сучковатую-сучковатую.
От смеха Непейвода сел на палубу, и всхлипывая, произнёс:
— Так вот за что тебя дядько Панас по улице гнал!
— И никакой он не дядько! Аспид, самый натуральный. Понаставили своих картоплей, скальду и пройти негде.
Эйрик попытался выжать из кружки пару капель, обиделся, и никак не ответил на замечание Лисовина:
— Насчет Локи не знаю, но что возле того болота Ведмедь-бортник свои колоды поставил, это я слышал…
— Так что писать, паны коханы? — взмолился Ивашка, — Кого я всё-таки видел? Змея, аспида, или Левифана?
— Кого видел, того и пиши! — веско припечатал Гриць, и чем-то встревоженный, повысил голос: — А ну тихо! Слухать буду.
Тут же на лодью упала тишина, стих даже свист ветра в веревках, которые все почему-то назвали снастями. Казалось даже волны уже не задорно плескались о борт, а на цыпочках подбегали, чмокали и пристыженные холодностью дерева, опадали. И белые птицы спустились ниже, прямо к волнам, будто заинтересовались причиной молчания.
— Буря будет, — помрачнел сусанин, — Большая буря. Вона какие облака растрепанные, как коты по весне.
Спесь тоже нахмурился, но с надеждой спросил:
— Может быть погребём, уйдём с пути, пусть без нас тут веселятся.
— Не успеем, давай атаман парус спускать, да и крепить всё. Авось пронесёт, не в первый же раз.
Главный форум города Мозыря, Гомельская область. Беларусь. » Болталка » Литературный закуток » Литературным дарованиям нашего города (Раскрываем в себе таланты в литературе)
Страница 8 из 12«126789101112»
Поиск: