Главное меню
Московская точка зрения на молочный конфликт
Белоруссия — “последний островок СССР”. Так говорят те, кто ностальгически вздыхает по временам “социалистического рая”. А Батька приводится сегодня чуть ли не как пример для подражания. “Там чистые улицы, там нет преступности, там дешевые продукты, там заботятся о людях”, — твердят апологеты “лукашизма”. Да и сами белорусские власти пышут уверенностью, что их экономический курс — единственно верный. “У нас полтора процента роста ВВП, тогда как у России 10-процентное падение”, — демонстрирует правоту премьер–министр Белоруссии Сергей Сидорский. И все же есть в Белоруссии одно существенное отличие от “великой и могучей” советской системы. СССР мог позволить себе кормить не только пятнадцать братских республик, но и дружеские режимы восточноевропейских, латиноамериканских и африканских стран. А Белоруссия крепко сидит на “кредитной игле”. И это значит, что Батька — хоть и наследник СССР, но совсем не “по прямой”. Он скорее удачливый мистификатор, которому удается дурачить доверчивых зрителей. А откроешь “черный ящичек” — там одни “хлопушки”. “МК” попытался провести “сеанс разоблачения”.

Страшный, страшный рейдер

Полмесяца назад в Белоруссии произошла громкая история с “российским следом”… Главной новостью по всем национальным масс-медиа прошла история о том, как на подступах к Минску был задержан страшный и ужасный российский рейдер, ехавший в белорусскую столицу с чемоданом денег для захвата крупного, стратегически важного предприятия! Страна напряглась и полезла в словари — проверять значение слова “рейдер”, так как доселе ничего подобного здесь не слыхивали. К тому же захват с чемоданом денег, а не с “калашниковым” — это что-то новенькое. Белорусы только недавно узнали о существовании биржевых котировок и стали следить за ценой на нефть.

Да и зачем им это было нужно? Белорусская экономика никак не зависела от всех этих “инородных понятий”. Еще год назад Лукашенко гордо сообщал, что средняя зарплата 500 долларов, пенсия — около 100 долларов, медицина и учеба — бесплатны, магазины забиты родным дешевым товаром и импортным подороже. В выходные люди ездили смотреть на красивую жизнь в соседние Литву и Польшу, а вечерами замирали у телевизора в ожидании розыгрыша лотереи. Ведь каждую неделю по ТВ разыгрывают призовой фонд — машины, квартиры, деньги…

И вдруг заботливо выстроенное “соцблагополучие” начало рушиться. Сегодня белорусские чиновники скромно молчат об уровне зарплат, потому что инфляция съела ее в два раза. Знакомый юрист уже три месяца ищет работу хотя бы за 250 долларов в месяц! Лежит весь бизнес, рассчитанный на премиум-группу. Объемы в бизнесе упали в среднем на 30 процентов. Достаточно взглянуть на пустующие торговые места в крупных торговых центрах и на вещевых рынках.

Официально без работы осталось 100 тысяч человек. 51 тысяча белорусов, хоть и числятся на каком-либо предприятии, на работу не ходят. Причем более 11 тысяч из них сидят дома без сохранения зарплаты. Для сравнения: на бирже труда стоит только 44 тысячи человек. Еще для 75,6 тысячи человек кризис сократил рабочую неделю.

Государством установлен бюджет прожиточного минимума — 243 570 руб. (85 долларов) и минимальная заработная плата — 229 700 руб. (80 долларов). Для справки: коммунальные платежи с электроэнергией съедают в среднем в месяц за проживание в двухкомнатной квартире от 50 до 80 долларов.

В отличие от зарплат растут цены. В Белоруссии многое зависит от евро, который за последний год подорожал на 30%. Как следствие — подорожали товары, которые завозятся из Европы, а это автомобили, заграничные лекарства, мебель, алкоголь, бытовая химия и техника, парфюмерия, одежда, цветы (голландские) и так далее. Импорт как-то незаметно в принципе стал исчезать с прилавков супермаркетов. Государство предложило свой выход в виде лозунга “Купляйце беларускае!”. Правда, не всем, привыкшим к хорошим итальянским винам, по душе водка из гнилой белорусской картошки.

В стране повальная нехватка денег. На днях случилась одна финансовая катавасия. В Белоруссии работникам бюджетных деньги зачисляют на пластиковые карты. Так вот, соседка третий день подряд не может не то что расплатиться по карточке, а даже узнать, есть ли на ней деньги. На кассе в магазинах раздраженным покупателям кассир сообщает: “Ваша карта не читается”. После десятой попытки “прочитать” покупатели вынуждены выкладывать продукты назад и идти домой с пустыми руками несолоно хлебавши. В банках объясняют это неким загадочным вирусом, подкосившим всю банковскую систему. Но ушлый народ знает: просто так по стране одномоментно не могут накрыться все банкоматы и перестать читаться все карты. Не иначе — власть выкачивает из населения всю наличность и заставляет менять припасенные на черный день доллары. И никуда не деться — кушать ведь хочется.

В кризис содержимое кошелька приобретает особую важность, тем более когда цены растут как грибы после дождя. Белорусам уже второй раз за кризис обещают денег, но потом решают их не давать. В конце прошлого года правительство подняло тарифную ставку первого разряда (показатель, от которого зависят размеры окладов всех работников в стране) больше чем на 20%. Но радовались недолго: уже через месяц зарплаты открутили обратно (правда, не на все 20, а на 16%). Тогда урезание зарплат объяснили требованиями Международного валютного фонда (МВФ): расходы казны сократили в обмен на кредит. Теперь снова: повышение назначили на 1 июня, его проанонсировали все местные масс-медиа, но… Не случилось, да и обещаний о новом сроке повышения зарплат на этот раз нет. “Социалистическое чудо” трещит по всем швам, и многие задаются вопросом: почему? А ответ, как всегда, лежит на поверхности.

А ларчик просто открывался

Все последние годы Белоруссия купалась как сыр в масле, а формулой успеха для местной экономики было одно слово — халява. Богатели белорусы за счет добрых соседей. Только нефтегазовая рента принесла республике 50 миллиардов долларов, которые Россия за последние десять лет фактически подарила Лукашенко. Ведь до 1 января 2007 года РФ не взимала с Белоруссии экспортную пошлину на поставляемую нефть. Белоруссия же, получая дешевую российскую нефть, перерабатывала ее на своих заводах и продавала на экспорт уже втридорога. На удачу, свалилась калийная благодать, когда цены на удобрения на международном рынке подскочили в пять раз (нынче, правда, снова упали). Такие же события происходили и на рынке металлов. Страна все это время получала дешевые российские кредиты, а население демонстрировало доверие к банковской системе и размещала кровно заработанные на депозитах.

По данным Всемирного банка, сумма скидок и преференций со стороны России достигла максимума в 2006 году и составила $12 млрд. или почти четверть белорусского ВВП (сегодня этот показатель 18% ВВП).

Минск научился извлекать пользу из множества послаблений и законодательных лазеек. Он занимается реэкспортом телевизоров и продовольственных продуктов. Но самое главное — дополнительные доходы благодаря разнице в экспортно-импортных пошлинах и беспрепятственный доступ белорусских товаров на российский рынок. Лукашенко должен молиться, чтобы на очередной его выпад Москва не поставила вопрос о ликвидации единого таможенного пространства — последний оплот национальной экономической модели. Хотя, как считают в Минске, такой сценарий развития белорусско-российских отношений невозможен. А потому так вольготно и чувствует себя Александр Григорьевич.

Все белорусское производство держится на огромном российском спросе. Но братская республика пошла еще дальше. Зачастую под белорусскими товарами обнаруживаются товары других стран. Огласке была предана ситуация с латиноамериканским сахаром, который белорусы завозили к себе, а свой, свекольный, отправляли в Россию. То же самое проделывают с мясом. “До сегодняшнего дня Россельхозбанк не кредитует белорусскую технику”, — жаловался белорусский премьер Сидорский, забыв при этом упомянуть, что белорусский минфин уже давно ввел запрет на закупку той российской продукции, аналоги которой производятся в Белоруссии.

В ходе недавней встречи с журналистами Лукашенко со свойственной ему простотой предрек разрыв всех отношений с Россией в случае увеличения цены на газ, не оставив ни у кого сомнений относительно “секрета прочности” белорусско-российских взаимоотношений. Всем давно ясно и понятно: белорусское экономическое “чудо” существует только за счет дешевого российского газа.

 Опираясь на дешевые энергоносители и свободный доступ на российский рынок, Беларусь добилась больших успехов в социально-экономическом развитии. В таких благоприятных условиях темпы роста ВВП в республике с 2003 года не опускаются ниже 7%.

Все бы ничего, но с приходом мирового кризиса стали слишком быстро заканчиваться деньги. В стране резко упал экспорт, доходы населения сократились, инфляция набирает обороты, внутренний спрос упал в десятки раз. Один знакомый работник банка на днях посетовал: мол, надоело заниматься выбиванием кредитов: “Прессингуем бедняков — судимся за каждую тысячу долларов потребительских кредитов”. Какая страна — такой и кризис. Если в США — кризис ипотечного кредитования на жилье, то в Белоруссии получился кризис закредитованного холодильника.

Как запугать кризис

Чтобы не развалилось производство, банки резко увеличили льготное кредитование экономики. Впору повертеть пальцем у виска. Вы только подумайте: с начала года — на 23 процента рост инвестиций?! Во что деньги вкладывают? В производство “на склад” и на выплату зарплат. Вот он, секретный рецепт оригинального национального антикризисного “чуда”.

Выпуск продукции почти не снизился, несмотря на более чем двукратное падение спроса. Предприятия работают на склад, и это только усугубляет проблемы со спросом. При этом массовые сокращения людей на предприятиях запрещены нормативными актами Лукашенко. Увеличивать кредитование предприятий, которые выпускают никому не нужную продукцию и не получают за нее деньги, — прямой путь к краху. С такими экономическими подходами могут сбыться самые неприятные прогнозы местных аналитиков, которые предрекают, что уже в августе этого года в Белоруссии может наступить дефолт, а курс национального рубля к концу года упадет до 5000 за доллар (нынешний курс — 2800. — Авт.).

В МВФ спрогнозировали, что экономика Белоруссии упадет на 4,3% в этом году только при условии получения огромной для нее суммы в $3,5 млрд. от России и МВФ. И, естественно, при условии сохранения всех льгот и преференций, которые Москва дает братской республике.

Взятые у России и МВФ валютные кредиты идут в основном на поддержание валютного курса белорусского рубля и на погашение прежних заимствований, т.е. “проедаются”. Налицо стратегия главного банка страны и правительства на 2009 год брать в долг у любого, кто готов дать, чтобы перехватить хотя бы на пару месяцев. В июне МВФ даст второй транш кредита фонда в размере 400 млн. долларов США. Кстати, премьер-министр Сергей Сидорский тут же подчеркнул, намекая на недавние высказывания Кудрина, что предстоящее выделение МВФ транша в $400 млн. говорит о доверии к Белоруссии. “Разве выдали бы деньги той экономике, которая неэффективно работает и не исполняет свои обязательства?”

В ожидании этих вливаний — от МВФ и России — минфин решил увеличить лимит внешнего госдолга на $2 млрд., или на 33%, — с $6 млрд. до $8 млрд. Сегодня внешний госдолг Белоруссии в первом квартале 2009 года вырос на 34,1% — до $4,986 млрд. Основными кредиторами республики по итогам марта 2009 г. были Россия (более $3 млрд.), МВФ ($0,8 млрд.), Венесуэла ($0,5 млрд.), Всемирный банк, Китай, Италия. По данным Минфина, на 1 апреля внешний госдолг составил 10% ВВП, к концу 2009 года ожидается его увеличение до 14% ВВП при принятом в Белоруссии нормативе безопасного уровня внешнего госдолга 20% ВВП. Пик выплат по внешнему долгу должен наступить в 2012—2013 годах.

Успокоительной пилюлей чиновники считают и тот факт, что республика еще практически не прибегала к продаже госсобственности. Стоит напомнить, что Белоруссия — единственная страна в Европе, где более 70 процентов предприятий находятся в государственной собственности.

Впрочем, закулисная распродажа при посредничестве президента уже идет. Например, российскому олигарху, белорусу по происхождению Андрею Мельниченко президент Лукашенко якобы еще весной прошлого года предлагал купить один из белорусских химзаводов. Но покупатель отказался. В белорусском интернете на днях появился список из 50 предприятий, которые могут быть выставлены на торги, если МВФ или Россия не предоставят Белоруссии кредиты.

Провал переговоров с Россией о выделении стабилизационного кредита в размере 500 миллионов долларов, очевидно, серьезно ухудшит финансово-экономическую ситуацию в стране. Перво-наперво в случае надвигающегося дефолта может быть ускорен процесс продажи акций “Белтрансгаза”. Затем в ход пойдут предприятия, представляющие нефтепереработку и нефтехимию, — Мозырский НПЗ, “Нафтан”, “Гродно-Азот”, “Полимир”.

Отсутствие денег очень осложняет положение Минска. “Чтобы пережить этот год, Белоруссии нужны около $7 млрд., но Запад ей таких сумм не даст, — уверен глава белорусского аналитического центра Мизеса Ярослав Романчук. — Публичная ссора с Россией нужна Лукашенко, чтобы в глазах своего народа обвинить Москву во всех грехах. Но на каждый истеричный вопль из Минска Кремль будет отвечать холодно, расчетливо и жестко. Пока истерика не сменится мольбой о помощи”. Соответственно, главный инструмент борьбы с кризисом в Белоруссии — это приезд Лукашенко в Москву с просьбой дать денег. Как правило, этот инструмент работает.

А антикризисные меры в общепринятом понимании в Белоруссии не слишком актуальны, так как ее экономика плановая. И ставки по кредитам определяют не банки, а правительство.

Николай Егоров

 
710Просмотров
  • Добавил:
  • Добавлено:
    17.06.2009
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]