Главное меню
Александр Лукашенко: «Я думаю, что как минимум лет до девяносто с лишним не умру»

Александр Лукашенко отвечал на вопросы российских журналистов, которые прилетели в Минск на пресс-конференцию главы Беларуси. Последний раз подобная пресс-конференция с представителями СМИ, правда белорусскими, проходила 17 июня. Длилась она тогда более пяти часов.

В зале вместе с президентом - министр иностранных дел Беларуси, председатель Национального банка и заместитель главы администрации президента.

О «Восточном партнерстве» : «У них же все дрожало внутри»

Белорусский президент рассказал об отношениях с проектом, созданным Европейским союзом

- Когда создавалось это партнерство, предложили соседям Евросоюза, в том числе и Беларуси, войти в состав «Восточного партнерства». Ну и тогда же Беларусь возглавлял диктатор, плохой человек. Тем не менее, пригласили.

Первая наша была оговорка с ними: если эта организация против России, мы отказываемся. Мы и россиян информировали, я постоянно требовал от министра, чтобы он Лаврова держал в курсе дела. Тогда было заявлено: дороги, экономические проекты, а мы транзитная страна, для нас привлекательно север, юг, запад, восток, дороги, вкладывать будут средства и так далее. Мы готовы. Второе. Политический диалог. Сегодня мы экспортируем в Россию 34 %. Но в Евросоюз на 3-4% уже выше. То есть мы продаем там больше, чем в России. Скажите, мы что, будем хвататься за головы, или за чубы драть, или колотить за грудь друг друга, и угробим 30 млрд. товарооборота? Нет. Поэтому плохие они, хорошие, нам приходится с ними жить по соседству и с ними вести диалог. (…)

Что же произошло потом. Выборы не те, парламентские выборы не такие, туда пришли эти, но не те, Лукашенко плохой, Лукашенко хороший. Что бы мы не говорили, всегда начинается с политических требований. Ну что это такое. Последнее мероприятие, значит, там тысяча было дипломатических разных вывертов с их стороны и так далее. Вот вы понимаете, вы будьте готовы, что мы не Лукашенко пригласим, а кого-то другого. В Польше же «Восточное партнерство», они же великие деятели. Они спят и видят, что границы Польши проходит возле Минска. Они никак не могут согласиться сегодня, что граница там за Гродно. (…)

В Польше купите географическую карту и вы там увидите - граница возле Минска. Это Сталин плохой, взял и отобрал земли Западной Беларуси у поляков. И вот они проводят это «Восточное партнерство». Ну как же, Лукашенко пригласить на «Восточное партнерство», а там парламентские выборы, а неизвестно как польский народ воспримет приезд Лукашенко, а что он еще там скажет. У них же все дрожало внутри. (…)

Ну и тут начали мне намекать по разным каналам. Согласитесь, мы министра пригласим и прочее. Сергей Николаевич сказал: я не поеду за президента. (…)

Зачем президентов пригласили, значит, и из Беларуси должен президент быть приглашен. Поеду я или нет, вопрос двадцать пятый. Как было на это чешской какой-то конференции, там поприглашали. Я туда и не поехал, поехал вице-премьер. Что, мне больше делать нечего, на посиделки на эти ездить. Ну не пригласили, ладно. (…)

Попытались принять резолюцию, направленную против Беларуси. Там же такое написали, мне передали почитать, я столько нового узнал о себе и о Беларуси. Я раньше этого не знал. Но ни одно государство - ни Молдова, ни Украина, ни Азербайджан, ни Грузия, ни Армения, особенно грузины и азербайджанцы, категорически выступили против. За что вы его избиваете? За что вы унижаете Беларусь? Ни один не подписал из этих наших партнеров по «Восточному партнерству», которые были приглашены (…)

Вот это «Восточное партнерство» под руководством Польши. И та политика Польши, которую они проводят в отношении нас. (…)

Мы знаем истинное отношение поляков к белорусам. Это наши соседи, мы немало жили в одном государстве, мы это помним, это славянский народ. Мы драться с поляками не хотим. Политики они приходят и уходят. Я думаю, когда-то закончится и их эра. Но Господь им судья, у них такая политика. И запевалами являются поляки.

"Я первый раз слышу о Манаеве!"

Задали Александру Лукашенко вопрос и про задержание в Минске социолога Олега Манаева (читайте об этом подробнее "Олега Манаева продержали в РУВД три часа и отпустили")

- Я вообще первый раз слышу о Манаеве, пожалуйста, поручите, пусть мне уточнят и доложат. Не вы, а пусть доложат. А то вы сейчас защищаться начнете. Пусть доложат. Но может и выпустили, не знаю, но вы попросите начальника службы, чтобы связался, кто его задерживал, по какой причине, чтобы мне доложили сейчас, сейчас мы получим эту информацию по Манаеву. Вы знаете, что такое социологические исследования я не буду вдаваться в подробности, вы знаете, что такое социологические исследования. Хотите, чтобы мой рейтинг был сегодня 90%- завтра будет, хотите 15- тоже завтра будет. Вы это знаете? Знаете! Манаев - это я так понимаю выкормыш Запада, живет он в Вильнюсе, и он я помню его рейтинги. Кстати, вы верите, что я прошлые президентские выборы честно выйграл? Верите? Даже вы верите, да?!

Так вот Манаевские исследования накануне президентских выборов давали крах президенту Беларуси. И четко была выстроена стратегия: вот вам Лукашенко 35%, вот сейчас он 18, больше его не поддерживают. Ему заплатили, он четко выстроил эти так называемые социологические исследования, у него они были гораздо меньше половины. Им нужно было, чтобы меньше половины населения поддерживали. Западу нужно, не Манаеву! Ему заказли, он это четко-четко, и мы это видели, мы отслеживали, сейчас вы журналисты знаете как это делается. Они выстроили вот такую тенденцию. На самом деле белорусского президента поддержали 79,9 процента - официально. Реально, больше восмидесяти. Вот пожалуйста, сопоставьте! Вы только что сказали, что верите в те данные, что были, и правильно делаете - это было честно. (...)

... Поэтому я вам привел пример по этому деятелю. И вообще что это за, он частью оппозиции себя считает. Что это за оппозиционер, если он неизвестно где живет, и сюда я так понимаю он приехал наверное сюда, да? А, проводил исследования!? Вот я на вашем месте сейчас на это закрыл глаза, уже какими-то другими методами с ними разбираться. Это вот обязательно, чтобы дать повод об этом говорить. Ну а если бы в Россию приехали не имея право на определенные исследования и еще против власти начали выступать. Ну наверное, не выехал бы из России. А тут видите ли его задержали и все, вот даже вы уже знаете об этом. Я например не знаю по какой причине его задержали. Вот понимаете, это тот случай, когда мы получили обратный эффект. Они на это и рассчитывали, наверное, чтобы все узнали кому надо, и подняли вой насчет этого. И оказывается это после того, как они опубликовали эти исследования... Они давно уже эти исследования опубликовали, наверное неделю, или десять дней назад я в обзоре посмотрел. Это не только Манаев, это и некая там Невада, и Фтио может к приехать тут и исследования провести. Если заплатил там кто-то шпильку вставить Лукашенко. Я на это спокойно смотрю. И говорю и интересуюсь мнением белорусов обо мне. Но у меня достаточно рычагов, и достаточно таких исследователей, которые мне доложат истинную картину.(...)

«Я уже сталкивался с такими шарлатанами, которые миллиарды обещают»

Российский журналист в своем вопросе упомянул про 9 миллиардов долларов, которые Польша обещала Беларуси.

- Вот знаете, вы слышали, что они кому-то их обещали. Но мне они девять миллиардов никогда не обещали. Честное слово. Во-первых, если бы они мне пообещали, это я бы подумал: ну умалишенные. Кто же это тебе вот так возьмет и даст девять миллиардов. Даже кредитом. Ну если кредит, то мы еще подумаем. Если это больше 6-7%, это неприемлемо. А пять и ниже вряд ли кто-то даст (…), – заявил глава государства.

- Это просто была утка.(…) Никто же ничего никому просто так не даст. Ради нас же американцы этот доллар не напечатают девять миллиардов. А если и дадут кому-то, то под что-то, и потом возьмут же не девять миллиардов, а двенадцать, а может и больше. Поверьте мне, я уже с такими сталкивался шарлатанами, которые миллиарды обещают. А как до дела дойдет, никаких миллиардов. Поэтому мне лично никто их не обещал

"Белорусам за Лукашенко надо держаться даже в самой критической ситуации"

-Простите меня за нескромность, простите ради Бога. Белорусам за Лукашенко надо держаться даже в самой критической ситуации как утопающему за соломинку. Потому что Лукашенко никогда не предавал и не предаст. Никогда! И не только белорусов, но и вас россиян. Это мне не присуще. И если у нас проблемы возникли, то я всегда честно и откровенно объясню людям и они меня поймут. Знаете почему? Потому что ни один в меня камень не бросит, и не скажет, что он вор. Что он пришел к власти, нажился, он богатый, он имеет все, а мы ничего. Никогда! Я эту грань не переступлю и такого шанса своим врагам не дам! Я это все прекрасно понимаю. Поэтому мне это абсолютно не надо, и вообще вы знаете, я же не одну пятилетку президентом отработал. У нас в Беларуси говорят:это ж не батьковщина, это ж не вечно. И потом, если бы я только был уверен и знал, что сегодня белорусы на восемьдесят процентов, или там больше ненавидят Лукашенко, я б эти все шмотки собрал, положил на стол, и сказал: спасибо братья белорусы. Я себе на хлеб заработаю! Я не держусь за это кресло, как вы иногда пишете в России ради власти там, ради какого-то богатства и денег. Нет, я первый президент страны. И я должен уходя, если говорить о моем уходе, оставить страну такой, чтобы, я часто об этом говорю белорусам, другому было стыдно после меня работать хуже. И такую страну я оставлю нашим белорусам. И люди наши это понимают.

"Зарплата – это не показатель"

- Александр Григорьевич, сегодня День рождения у Владимира Владимировича Путина. Позвонили ли вы лично Владимиру Владимировичу, если да, то что вы ему пожелали?

- Так случилось, что мы вчера с ним разговаривали. Он попросил меня позавчера, чтобы мы связались. Мы договорились, что в 11 часов мы переговорим. Ровно в 11 он мне позвонил. Я ему сразу говорю: «Прежде всего поздравляю, желаю счастья..» Он: «У меня завтра День рождения!» Я говорю: «Не будь таким суеверным. Я от души желаю и мое слово всегда, как и рука, легкая». Он: «Ладно, согласен». Поэтому счастья, настроенияю, здоровья. О политике не говорили, о президенстких выборах не говорили.

- Александр Григорьевич, вопрос от радислушателей: какая на ваш взгляд должна быть заработная плата у гражданина Республики Беларусь для комфортного проживания в стране?

- Вы знаете, зарплата у него должна быть такая, чтобы он комфортно, как вы сказали жил и мог накормить своих детей, свою семью. И потом, вот честно, зарплата – это не показатель. Ну вот у вас зарплата выше, чем в Беларуси. Но давайте сопоставлять эту зарплату, во-первых, с теми ценами, по которым живет белорус и россиянин. И второе, как-то я белорусам сказал, оторые говорят, что вот на Западе получают две тысячи (долларов - Ред.), а у нас тогда было в эквиваленте 500 долларов, я сказал, хорошо, я согласен на такой уровень зарплат, но за все будете платить, как на западе. а сколько стоит там образование? А сколько стоит детский садик? А то, что мы бесплатно всех школьников кормим? (..) а квартплата так называемая, коммунальные услуги? Вы 85% в среднем берете за россиянина. А вы знаете, сколько в Беларуси население платит от стоимости услуг? 20% сегодня, 20,7%. Давайте все это посчитаем и мы увидим реальную помощь населению.

«Я доверяю женщинам всегда больше, чем мужикам»

- Александр Григорьевич, как вы относитесь к женщинам-политикам, к женщинам вообще? И чисто гипотетически, могли бы вы уступить президентское кресло представительнице слабого пола?

- Нет, президентское кресло я бы не уступил представительнице слабого пола, женщину считаю великим творением природы, непревзойденным. Без сарказма, без шутки. Вы просто задали мне вопрос, над которым я очень часто задумывался. Природа не повторила женщину, ничего подобного она не создала. Мое отношение к женщине гораздо лучше и выше, чем к мужику. Я уже это говорил, у нас в Беларуси в парламенте больше 30% - женщины. Мы это делали целенаправленно, под моим жестоким давлением. Я доверяю женщинам всегда больше, чем мужикам. Они менее авантюристичны, они более ответственны, и самое главное, менее коррумпированы. Почти не коррумпированы. Я даже не помню, чтобы мы осудили женщину за коррупцию. Это ответственные, добросовестные, порядочные люди. А что касается моего личного, женщина – это самое красивое создание в природе. И я как мужик, как все мужики, здесь сидящие, если хорошая, добрая, красивая, умная, порядочная женщина – я перед ней преклоняюсь. Это правда, это мое искреннее отношение к женщине. (…) Даже со всеми ее недостатками она лучше нас, мужиков. Но женщине кресло я бы не уступил только по одной причине: это не женское дело, это тяжелое дело – это во-первых. У меня и у российского президента полномочия верховного главнокомандующего. Ну как женщина в юбке придет там перед строем, или на учениях.. Хоть даже женщины сейчас и штаны носят, но все равно это не то. Это не женщины дело. В Евросоюзе функции президента может, наверное, исполнять женщина, хотя президент женщина – это тоже как-то не очень смотрится. Но там у них полномочия другие, они более представительские функции выполняют. У нас наоборот. У нас надо вкалывать, бегать, широко шагать, чтобы штаны не порвать и так далее. Поэтому не женское это дело. Да и мы славяне, мы не очень воспринимаем, когда женщина президент. Это мужская профессия, чисто мужская, не надо вам в эти президенты лезть, это беда, это горе, не дай Бог.

О статье Путина: «Наши тут возбудились в Беларуси»

Президент уверен, что Беларусь не потеряет независимость при евразийской интеграции.

Российские журналисты спросили у Александра Лукашенко в чем секрет белорусов: вроде как и страна не такая богатая, как Россия, но и живут не плохо. Поскольку вопрос был из серии философских, президент решил порассуждать:

- Наверное, у каждого белоруса русская кровь присутствует. Но он же хорошо работает. Это зависит не от того, кто он – русский или белорус. Все зависит от того, в каких условиях он находится. Да, немножко избалован наш брат старший огромными богатствами (…). В последнее время и оружие вы (Россия – ред.) начинаете делать неплохое (…). Надо вам ледокол, вы построите его не хуже, чем на Западе. Надо в космос – полетите, ну да бывает, упадете где-то. Не без этого. Кстати, и наш спутник пытались мы вывести, вы его угробили где-то в Казахстане (…).

Надо время, но мы должны идти в правильном направлении. Вот статья Путина (об интеграции на постсоветском пространстве – ред.) вроде бы ничего там нового нет. Но Россия впервые об этом заявила на таком уровне. Мы всегда на любом совещании, особенно я, (…) говорили: «Пока Россия не начнет двигаться, объединять всех нас, ничего не будет» (…).

Надо знать Путина. Если ты хочешь от него чего-то добиться, нужно от него добиться обещания, публичного. Если он пообещает – он всегда держал слово. Наши нацмены сейчас тут возбудились в Беларуси – Манаевы и все прочие. Они так возбуждены, как все равно начитались своеобразных страниц в интернете. Что вот Путин сказал, мы потеряем независимость, закричали, что это предвыборные заявления и прочие. Неважно! Но учитывая, что это ваш очередной президент, и он не отвертится от этого и будет проводить эту политику (интеграции – ред.).

Это надо рассматривать позитивно. Не надо отвергать это с порога. Мол, Беларусь или Казахстан не станут независимыми. Да чепуха! Он (Путин – ред.) нигде об этом там не пишет. И потом, это наше право: мы можем соглашаться, можем не соглашаться. Можем идти на этом, можем не идти. Ну что об этом говорить, если с 1 января (2012 ред.) будет Единое экономическое пространство. Если белорусы увидят, что декларировав, что мы будем иметь равные условия, я не говорю, что российское богатство поделим на белорусов. Нет! Мы захлебнемся от такого богатства, нам столько не надо. Но равные условия, для граждан, бизнеса, для предприятий (…). Если этих условий равных не будет, то какой смысл для нас имеет это единое экономическое пространство.

О нетрадиционной ориентации....

- Обиделся Вестервелле (министр иностранных дел Германии — Ред.), что я там высказался, что я не приемлю, как там называется это... гомо.. когда мужик с мужиком, гомосексуализм. Я не знал, честное слово! Но мне министр написал, что у него, он зачитал мне эту справку... И Сикорски мне задает вопрос: А вы Александр Григорьевич, как относитесь к нетрадиционной ориентации? Ну и я тут начал рассуждать... Ну думаю, если лисбиянство, то мы мужики виноваты. Простительно, женщина с женщиной - терпеть можно. Но говорю, когда это уже гомосексуализм.. Сикорски, министр Польши понял. Ну а если, говорит, вот как в России запретили этим ходить по улицам? Я б не запрещал. Ну на диво людям, где-то на окраине Минска показали народу что есть. И этот Вастервелли сидит рядом. Боже мой! До сих я пор каюсь, кто меня за язык тянул, зачем? Ну сказал бы, ну нормально, ну если во всем мире.. А он мне до сих пор это припоминает: вот почему Лукашенко это сказал?! И я не обидеть его хотел. Да ради Бога, если ему это нравится, и там это принято...Но я , это вообще за гранью моего понимания, как и наверное многих, если не всех присутствующих в этом зале. Я это честно и сказал.

"Дай мне Бог Россию объехать!"

Многие журналисты из российских регионов во время сегодняшней пресс-конференции не сколько задавали вопросы Лукашенко, сколько беседовали с ним.

- У нас тоже особое отношение к сельскому хозяйству, - призналась журналистка из Астрахани. – Астраханская область когда-то считалась всероссийским огородом (…). Кстати, мы лицом к картофелю повернулись.

- Можем помочь, - заявил Лукашенко.

- Сейчас я ехала по Гомельской области, душа болела, что кукуруза стоит.

- А почему душа болит? Еще рано кукурузу убирать. Это кукуруза на зерно. Надо, чтобы она высохла полностью, тогда легче будет обмолачивать (…). Передайте привет астраханским крестьянам и скажите, что мы кукурузу ни в коем случае в зиму не оставим.

- Я в прошлом году очень восхитилась животноводческим комплексом в Минской области. У нас тоже недавно появилось что-то такое. А вы Астраханскую область не хотите посетить?

- С большим удовольствием. Однажды мне Владимир Владимирович Путин говорит: «Ты поезжай в Астраханскую область, съезди на Волгу, поохоться под водой там». Я говорю: «Я и нырять-то не очень люблю». (…). А вообще, у меня такая мысль есть: я хотел бы в Астрахани побывать и на Волге (…). Когда меня начинают пугать, что меня в Европу не пустят, я говорю: Дай бог мне Россию объехать, куда меня пускают, и посмотреть то, что мире не увидишь - Сахалин, Камчатка, Алтай, Кавказ. Я очень слабо знаю Россию.

«Я построил дом на Припяти, каждый год вылетаю туда на вертолете»

Президент рассказал, как гулял по радиационному заповеднику и видел барсука на печи

Традиционно перед пресс-конференцией российских журналистам показывают Беларусь. Например, в этот раз среди пунктов программы была поездка в Гомельскую область, в районы, пострадавшие от аварии на ЧАЭС.

- Спасибо за посещение Хойников, - поблагодарил один из российских журналистов. – Правда, многие пугались за свое мужское здоровье.

- Ой! Вы не волнуйтесь, я туда езжу по много раз. И сына родил маленького, так что не волнуйтесь (…). Я бываю каждый год там – весной и осенью (…). Я построил дом на Припяти, каждый год я вылетаю на вертолете туда, там живу, там посевная начинается с юга, с гомельских этих земель (…). Там есть белый домик, один там такой стоит. Вот там я жил уже долгое время, когда меня чуть ли не упрекали, что никто не смотрит на эти земли. Поселился там, с детьми постоянно выезжаю, живу там, часто бываю, красивее мест нет. Вы, наверное, были в радиационном заповеднике?

- Были.

- Вот я тоже в этом году так подробно походил там везде. Мне много интересных вещей там рассказали (…). Как там интересно живут звери, как они себя ведут. Люди ушли из домов, в дома заселились звери. Барсук туда залезет, на печке сидит, лось - в старую ферму, они туда заходят и там зимуют. Удивительно. Как люди. Поэтому там интересные процессы происходят. Хотя, конечно, это не та чернобыльская зона (…). Районные центры благоустроенные и прирост населения там положительный.

- Наверное, радиация повлияла, - предположил российский журналист.

- Наверное. Я бы вам рассказал, если бы не прямой эфир, как я у одного мужика, лет пять тому назад интересовался: «А как на тебя влияет радиация?». Не могу публично, прямо в эфире это все рассказать. Но это ж мудрый человек, он мне как рассказал…

- Ну, мы проверим, - пообещал российский гость.

«Я думаю, что как минимум лет до девяносто с лишним не умру»

- Я свое здоровье не скрываю. Раньше меня критиковали, и сейчас критикуют, что я в трусах бегаю по проспекту Независимости. Когда у нас спортивный праздник, День города, у нас есть эстафета. Раньше по проспекту Независимости, сейчас по проспекту Победителей. Ну как все на лыжах в трусах бегут, и я бегу. Зимой бегаем на лыжах, тоже у нас зимний праздник, я тоже с ними бегу. (…)

Все видят мое здоровье. Нет, обязательно надо подкинуть, исследование провести, еще показать. Все в кучу вот собралось, надо Лукашенко наклонить. Недавно американцы заявили: ему немного осталось. (…)

Поэтому вы не переживайте, я нормально себя чувствую, жить еще намерен немало. Тем более, у меня семь лет малышу, мне его еще надо на ноги ставить. И не факт, что у него будет хорошая жизнь, судьба. И не факт, что я буду долго президентом, и ему будет в связи с этим относительно неплохо. Есть сложности у сына президента и детей президента очень большие, но есть и определенные преимущества. Поэтому мне надо еще как и всем вам и об этом думать. Я думаю, что я как минимум лет до девяносто с лишним не умру, поэтому надо будет жить и еще деньги думать, где заработать. И жить так, чтобы в тебя палками народ не бросал.

"Много начали сейчас писать, что я смертельно болен и собираюсь бежать из страны"

В своем вопросе российский журналист упомянул фразу «с одной стороны везде уже пишут, что Лукашенко скоро разделит судьбу Мауммара Каддафи». Белорусский президент ответил:

- Что касается Муаммара Каддафи, так мы не знаем его судьбу. Хотя, вы знаете, я Муаммара Каддафи очень хорошо знал, как и ваши руководители тоже. Они не хуже его знают. Почему-то только на меня все шишки сыпятся: Лукашенко, Каддафи, Кастро, Уго Чавес и так далее. Должен сказать, вот кто не знает - это не худшие люди. Это прекрасные политики, любящие свою страну. И Каддафи ведь не сбежал. Сказал: я буду в стране бороться. И он борется, насколько он это может. Если уж говорить о Каддафи. У каждого своя судьба.

Когда я стал президентом, мне давали срок полгода. Да, действительно, если бы вы приехали тогда в Минск, или кто был в Минске, и посмотрели на Минск сейчас, я уже не говорю о другой части Беларуси, это была катастрофа. Это был полный кошмар. У нас за сутки хлеб дорожал в 18 раз, выхода другого не было. Я даже и вспоминать не хочу про те времена. Прошло полгода. Говорят, ну ладно, через год рухнет. Потом через два года. Потом начали меня хоронить. До сих пор хоронят. Вот недавно наши белорусские журналисты меня терзали на предмет моего здоровья, и куда я собираюсь бежать. Много начали сейчас писать, что я смертельно болен и собираюсь бежать из страны. Ну кому нужен смертельно больной человек, никто не подумал. Но, тем не менее пишут. Я вынужден был пригласить их на тренировку. В следующий раз приедете, вас приглашу на тренировку. Клюшку каждому и коньки и бегайте за мной. И сопоставим наше здоровье.

"Я не был сторонникм отдавать валюту в обменники"

Президент Беларуси продолжает отвечать на животрепещущие вопросы относительно белорусской экономики.

-Я вообще не был сторонником, ее (валюту- Ред.) отдавать в обменники. Нам валюта слишком дорого достается. И скажу больше: вчера мы провели исследования, кто же все-таки у нас покупает эту валюту. Вот два человека сидит слева, которые знают кто. Это чистые импортеры, тряпошники, которые возят тряпки из-за рубежа. Китайский ширпотреб, турецкий ширпотреб, с Чиркизовского рынка, не знаю есть он у вас, или нет. В основном туда ездили. И все оттуда берут это шмотье, привозят, продают, опять валюту покупают, опять возят, продают. Раньше челноки, сейчас спекулянты - раньше их так называли, иначе и не назовешь. Вот мы провели исследования. Ну так давайте будем отдавать валюту. Хорошо, что хоть еще держите высокий курс этой валюты, пускай покупают не по пять тысяч там за доллар, а по восемь, по девять тысяч. Более того, у нас же очень развита легкая промышленность. Хорошие вещи делают! Ну привозят ширпотреб в два раза дешевле чем наши, и создают соответствующую конкуренцию. Но и от них сразу никуда не денешься, потому что у нас их около ста тысяч человек, куда от них так называемых индивидуальных предпринимателей денешься? Поэтому меня упрекать в том, что валюты не хватает?! А кому не хватает валюты? Дяде Ване? Зачем она тебе? Ну зачем она тебе? Ты иди в магазин купи все, за белорусские рубли у нас все можноь купить. Зачем она тебе? За границу поехать.. Я уже говорил в критический момент, кому надо заграницу, в Египет поехать отдохнуть поищите, у соседей одолжите, в конце концов заработайте эту валюту и езжайте в Египет. Перебьемся, я тогда говорил, еду в Сочи, поехали со мной. Там санаторий наш, там отдохнем. Зачем в Египет ехать?

"Мы обеспечим вашему президенту все с американской стороны и старость, и прочее..."

- На прошлой неделе пригласили одного из наших людей, который якобы имеет доступ к президенту (он действительно может мне что-то сказать), - рассказал Александр Лукашенко и передал диалог:

- Вы понимаете, мы обеспечим вашему президенту все с американской стороны и старость, и прочее, вот посмотрите, как президенту Украины…

Он (человек, который имеет доступ к Лукашенко, - Ред.):

- «Я на эту тему с вами разговаривать не намерен, наш президент совсем другой».

- До чего додуматься, а! - констатировал Лукашенко, - Они (США, - Ред.) нам условия какие-то выставляют. Да дайте нам жить спокойно! Мы вам проблем не создаем, почему вы нам какие-то условия ставите? Какие политзаключенные? Они осуждены по конкретной статье! Берите кадры западных журналистов и смотрите, что было. Как будто в России или Америке поступили бы по-другому, если бы Белый дом или Кремль штурмовать начали отморозки! Так мы ж никого даже водой не поливали!

А Великобритании – несколько тысяч задержали, и никто не знает, где люди. Им - можно, а нам - нельзя.

"Мы, в Беларуси, многое взяли у Китайской Республики»

- Надо заимствовать китайский опыт. Надо просто передрать то, что нам подходит. Не надо разваливать страну, не надо разваливать эту компартию, не торопитесь – я это предлагал. В архивах белорусских есть мои выступления в парламенте, когда после очередной поездки в Китай я говорил: это нам подходит, это, это и это. С меня все смеялись, особенно наши нацмены. «Ну, мы ж не банановая республика» – щеки надували. И где сейчас эта «банановая республика»? Она уже опередила по темпам и мощи и россии, и другие страны, и в спину дышит мировой империи – США. Но мы тогда, в Совестском Союзе, не послушались. Мы, в Беларуси, когда я стал президентом, многое взяли у Китайской Республики (…)

Китайцы долго присматриваются к партерам. Но в позапрошлом году на политбюро они приняли решение: Беларусь, это та страна, с которой мы будем сотрудничать ни глядя ни на что и будем их поддерживать всегда и везде. И еще прежний председатель Китая, Ху Цзиньтао перед выборами – помните, он приехал к нам перед прошлыми президентскими выборами, когда нас душили здесь неимоверно? – он в открытую заявил: мы Беларусь в обиду не дадим. Это Китай заявил! (…) И тут он прилетает и заявляет. И это дорогого стоит. (…)

За счет чего Беларусь может модернизироваться? Что у нас, сверхдоходы от сырья? Нет. А они нам – 15 миллиардов долларов кредит! Мы даже не выбрали эту кредитную линию. (…) 3 миллиарда льготных кредитов! Сейчас, по-моему, 15 или 17 проектов они осуществляют в Беларуси. Почему мы должны от этого отказываться? И кредит не под 8 процентов, как нам Кудрин через ЕврАЗэс предложил, а 2-2,5% процента межгосударственные кредиты. И коммерческие дают кредиты. Это не потому, что мы за деньги продались – нет! Они нам никаких условий не ставят. (…) Они очень порядочно себя ведут в отношении Беларуси. И почему нам не опереться сегодня на такое гигансткое государство, как Россия, а с другой стороны на такой растущий гигант, как Китай? Это глупо бы было.(…) И в то же время мы не отказываемся от нормальных отношений и США, и с ЕС. Но там нам постоянные условия выдвигают: политзаключенные, выборы вот по этим стандартом.

"Все болты, гайки, технологии, мясо, сахар, молоко - это для людей"

На встрече с российскими журналистами у Александра Лукашенко спросили и о приватизации белорусских предприятий…

- Да, у нас и в правительстве и в других есть «горячие головы»: «Давайте, вот как в России когда-то объявим всеобщую приватизацию, мы же сильны сейчас, все контролируем». Я говорю нет, у нас выработаны конкретные условия, их, примерно, 20 или 25. Вы хотите придти, купить у нас какое-то предприятие или акции, вам сразу список, что вы должны делать. И сейчас, и потом, когда купите это предприятие. Вы согласны? Согласны, тогда будем с вами иметь разговор. Не согласны? Это социальные гарантии. Многие приходят с Запада: «Да мы вам технологии, но нам столько людей не надо на предприятии, половину выкинем на улицу». Я говорю нет, спасибо. Все болты, гайки, технологии, мясо, сахар и молоко - это для людей. А потом уже технологии. Поэтому у нас очень сильные социальные требования к тем, кто пытается приватизировать. (…) Мы же никогда ее не сдерживали (приватизацию – Ред.), но условия жесткие. Вот если вы согласны на эту политику, пожалуйста, приходите, вот Газпром согласился. Приходите, мы не против.

...о гастарбайтерах

- Мы не выстраиваем пока приоритеты для местного населения по сравнению с другими трудовыми мигрантами, потому что у нас нет этой проблемы (проблемы нелегальных эмигрантов – Ред.), она не кричит. А как мы относимся? Допустим, китайцы у нас будут строить целый квартал, жилые дома. Мы хотим взять их опыт. И возник вопрос, кто будет работать. Списочек, пятьдесят человек китайцев, пожалуйста, специалисты, приезжайте. Всем остальным мы вас обеспечим. На всех уровнях, в том числе и на моем, нет этой разбэшчанасти, должен быть порядок. Приехал, отработал, вот тебе деньги, спасибо. (…) У нас, наверное, тысяч пять студентов (иностранных – Ред.). Наше образование хорошо ценится во всем мире и к нам приезжают тысячи людей. Мы знаем каждого, где они живут, чем они занимаются, милиция проинформирована, они занимаются этими вопросами. (…) Единственная проблема национальной безопасности. Для Беларуси около 10 млн – это не население. Эта земля может прокормить высокотехнологично 30 млн, а 20 запросто на уровне сегодняшних технологий.

...о спорте

- Это очень ценно, когда тысячи детишек приходят, занимаются в хороших спортивных залах. Это один из краеугольных камней нашей политики. Это не просто спорт, это здоровье. И потом, сколько мы активных людей оттягиваем с улицы в спортивные залы. Это же активные люди. А если они не будут заняты, они проблемы на улице создадут и тогда уже мы не будем хвастаться, что у нас на улице в 12 часов ночи мама может взять в коляску ребеночка и идти спокойно, никого не бояться. Они уже в спортивных залах измочалены, устали, они уже спят в это время. Это большое дело, потому что если этого не будет, то будешь платить правоохранительным органам, чтобы они потом боролись с преступностью.

"Чтобы не иметь проблем - ешьте белорусское"

На сегодняшней пресс-конференции в Национальной библиотеке российские журналисты поинтересовались у президента о том, как в Беларуси обеспечивается качество продуктов питания на прилавках в магазинах.

- Чтобы не иметь проблем - ешьте белорусское! - тут же порекомендовал Лукашенко. - Я это вполне серьезно говорю. Это один из вопросов безопасности - лекартсва, продукты питания, отчасти одежда.

Для меня этот вопрос возникал очень остро не единожды. Когда распался Советский Союз, я столкнулся с этим на кондитерской фабрике, - вспомнил президент. - Некая у вас есть "Бабаевская" фабрика, вот они хотели прихватить и нашу "Коммунарку". А это один из брэндов у нас (...). Ко мне обратились женщины, там в основном женщины работают на этих фабриках, подавляющее большинство там женщин: "Спасите!".

Я тогда ввел "золотую" акцию и наложил запрет на приватизацию этой фабрики. Я боялся одного: чтобы фабрика, которая выпускала лучшую продукцию, не шалила на рынке, и какао-бобы и прочее не заменяло соей, чтобы натуральное все было, чтобы она не стала выпускать шоколад под видом сладкой плитки (...).

Тогда был дефицит был во всем. И многие начали натуральные компоненты в колбасе, в шоколаде и так далее, подменять на более простое. В колбасу добавляли, допустим, вместо 5% сои, 30%, а то и половину. Я тогда собрал своих и сказал: "Ребята, смотрите, рынок восстановится. Натуральное - оно всегда будет в цене". Почему сегодня, когда мы в Москву, в Питер, это же продвинутые города, где люди уже попробовали всего, но как только белорусские продукты появляются, они исчезают за один час. Их раскупают. Не потому что они только дешевле. Дешевого в России хватает. Барахла в России и дешевого, и богатого хватает. Они (белорусские продукты - ред.) натуральные.

У нас этой проблемы, что там что-то некачественное, у нас нет. Мы не ввозим эту продукцию. Мы вообще ввозим 2-3% импортных продуктов питания. Кому-то хочется, покупайте. Даже мне недавно сказали, что у нас была картошка из Аргентины, или откуда-то... Из Южной Африки! Пускай будет, ее ж никто не покупает. В Беларусь привезти картошку из Южной Африки - это же кому-то взбрело в голову! У нас своих сортов, Россию в прошлом году спасли, неурожай был. Да и в этом году сколько продали этого картофеля.

Пускай белорусская лежит (картошка - ред.), польская и рядом из Южной Африки. Хотят люди на чудо посмотреть - пусть посмотрят. Захотят попробовать - пусть попробуют.

О трансляции российскими СМИ "Реквиема": "Так, как вы это показали, - это было позорище"

Почти на всех своих пресс-конференциях белорусский президент уделяет внимание тому, как российские и европейские СМИ освещают события, касающиеся Беларуси. На этот раз Лукашенко вспомнил, как говорили и писали о трагедии с командой "Локомотив".

- Доходит до абсурда. Я не могу не привести вам один пример. Недавно случилась трагедия, которую мы до сих пор с вами переживаем, с ярославской командой "Локомотив". Мало того что наши ребята там играли, так они же к нам летели. У нас это была трагедия неимоверная. А вы знаете, как переживала Беларусь эту трагедию? - задался вопросом президент. - Вы не знаете! Дошло до чудовищного. Это общегосударственная была трагедия, мы принимали в этом участие в мероприятиях на уровне президента. Все люди валом шли к этому стадиону, куда должны были ребята прилететь, несли цветы. Мы провели сразу же, на следующий день - в Ярославле этого не сделали - реквием-митинг. И попросили ваши каналы: "Передайте вот эту боль россиянам".

Повисла пауза.

- Передали? - спросил президент.

- Да, - послышались ответы в зале.

- Мы видели, как. "Евроньюс" - позор для нас, показал это более объективно. А вы все это в кашу смешали. смешали. Хотя мы пригласили ваши каналы, чтобы была трансляция, особенно для родственников, для Ярославля. Мне докладывали каждый час, как выполнена эта просьба. И так, как вы это показали, - это было позорище.

"Яйца в одну корзину не кладут!"

Говорил президент и о приватизации и допуске к ней российских капиталов

- Яйца в одну корзину не кладут. Нельзя быть зацикленным только на одну страну. Вы помните эти нефтяные войны, потом газовые, молочные, карамельные – когда нашу продукцию гноили на границе с Россией. Кто? Не Китай. И тогда мы решили для себя: надо диверсифицироваться. Нельзя класть яйца в одну корзину (…)

Даже Горбачев мне посылает сигналы, что ни в коем случае нельзя провести приватизацию так, как мы, говорит, в России провели. Ни в коем случае вам нельзя идти на уничтожение Беларуси и включении ее в состав России. Это вредно и для России и Беларуси. И многие россияне нам говорят, что не надо это ни России, ни Беларуси (…)

Ни одна страна не допустила бы, чтобы ее собственность оказалась в руках одной другой страны.

..об украденных акциях Мозырского НПЗ

Теперь о России. Рядом нет ни одной страны по числу совместных и приватизированных предприятий в Беларуцси – рядом с Россией ни одна страна не стоит. Так как же мы закрываемся? Мы просто смотрим на вещи реально. Допустим – Мозырьский нефтеперерабатывающий завод – на юге, на севере – Новополоцкий. Это два флагмана, которые Россия бы хотела иметь в совей собственности. Мы прямо сказали – хорошо, давайте начнем с одного, Мозырьского. Сегодня 46-48% акций его владеет, еще 48% у нас. (…) Как приватизировать в России умеют, мы увидели на примере Мозырьского НПЗ – 6% акций украли, которые были по-моему у трудового коллектива. Мы не можем найти эти 6%! И тогда я «именем революции» сказал – тогда я национализирую эти 6% и обращаю их в доход государства. Никто до сих пор не заявил о своих правах на эти 6%. Это российские компании творили тогда(…)

Нас это насторожило, и мы остановились.

... о Белкалии

Много сегодня пишут о Белкалии. Это мощное предприятие, которое около 3 миллиардов доходов приносит нашей стране. Очень эффективное – около 100% рентабельности, выше, чем у нефтянки. Мы не против приватизации (…) Но мы четко сказали: цена Белкалия минимум 30 миллиардов долларов. В России хотят купить, или прибрать к рукам. Ну очень ценно предприятие, 30 миллиардов принесет за 10 лет. И будет расти в цене – потому что кушать всем хочется. (…) Я даже вам рассказать не могу, какие оттуда (из России) предложения идут. Я пытаюсь объяснить, что у нас так не принято. У нас в карман никто деньги не кладет, тем более президент. Ибо давно бы уже свернули в бараний рог. Сколько мои деньги, мои активы искали по всему миру и до сих пор ничего не нашли. Еще ищут наверное. Не дай бог я был бы в этом отношении где-то замешен, мне была бы хана завтра же. И говорят – да, 15 миллиардов заплатим, я говорю – до свидания. Вот бизнес в России: они готовы дать пару миллиардов взятки, но заплатить 15 миллиардов. Это не нормально! Сегодня я президент, а завтра обычный человек. И если бы я после такого президента стал президентом, я б его точно посадил в тюрьму. Где гарантия, что меня не посадят потом? Зачем мне это нужно? Я чесно прожил свои президентские годы и не собираюсь у народа что-то здесь отбирать. Поэтому хотите что-то купить – приходите. Есть цивилизованные нормы. Партнерские отношения на рыночной основе.

Сегодня Белкалий хотят купить: китайцы, индусы, две западные компании, Катар и россияне. Мы выставим на конкурс – кто дороже даст, тот и купит часть акций, которые мы захотим продать(...)

"Бородин- человек своеобразный!"

Спросили Александр Лукашенко и о профессиональной судьбе Бородина, который сейчас занимает должность госсекретаря союзного государства.

- Сейчас много разговорово идет о том, что он должен покинуть свой пост, - уточнил российский журналист.

- Мы не инициировали этот процесс. Действительно, Павел Павлович, конечно же человек с недостатками, как и все мы. Он, конечно же, своеобразный человек. Он прежде чем что-то начнет существенное говорить, он как прощупывает человека через анекдоты. Но он не такой простой, как кто-то думает. Он, рассказывая анекдот, смотрит внутрь человека. Он не такой простой, как многие считают. Это очень опытный политик, очень грамотный человек. И не надо пепелом голову посыпать и думать, что Бородину не найдется работа. Потерять такого человека ни Россия, ни Беларусь не может. Он всегда найдет работу. Если не у вас, то мы его с удовольствием возьмем на работу. (…)

- Мы к нему очень хорошо в Беларуси относимся, и в России тоже. Вы знаете, что и у Владимира Владимировича Путина с ним особые отношения, и Дмитрий Анатольевич о нем всегда только хорошо отзывался. Произошла ротация. Ну и что? Страха никакого нет. Кстати, еще не произошла.

"Может, я где-то ошибался"

Спросили у Александра Лукашенко и об отношениях с российским руководством.

- У нас бывали моменты, когда неоднозначно складывались наши отношения, но, поверьте, это даже не потому, что у Лукашенко скверный характер. Нет, не поэтому. Лукашенко президент. Он отвечает за конкретную страну, за миллионы людей, которые здесь живут, и в том числе за российских наших братьев, судьба которым не безразлична Беларуси. Наша судьба вам не безразлична. И ваши интересы здесь огромны, поэтому это тоже очень важно. Я за это отвечал и отвечаю. И если я вижу, что что-то складывается не так, как должно быть, или как обещано, я на это реагировал. Может, я где-то ошибался, я же тоже человек. Но время показывает, что я был прав, - сказал глава государства.

- Как мне показалось, даже когда-то Владимир Владимирович Путин не поверил, что Беларусь пойдет по пути интеграции.(…) И когда мы первыми решили все проблемы, связанные с формированием таможенного союза, единого экономического пространства, Россия и Казахстан от нас отстали. (…) Вот тогда Владимир Владимирович, я помню, на какой-то пресс-конференции сказал, что и Лукашенко и Беларусь являются активными сторонниками Российской Федерации и интеграции, которую проводит в том числе и Российская Федерация. Это говорит о том, что если и были какие-то недопонимания нашей политики, то на сегодняшний день они сняты.

"Я никогда не говорил о кризисе!"

Попрриветствовав журналистов, Александр Лукашенко заявил:

- .. Да, действительно у нас есть проблемы. Кстати, как и в других странах. Но повторяю, мы их не скрывали и не скрываем. Мы их решаем. (...) Кстати, основная проблема, о которой писали - дефицит валюты, - это было правдой. У нас всегда валюта была в дефиците, она есть и сейчас, о причинах я потом вам могу рассказать, если будет интересно. Но мне сейчас намного проще, так как точно такой же период переживает Российская Федерация. Когда российский рубль начал обесцениваться, когда почти два миллиарда долларов в сутки Россия тратит на поддержание курса национальной валюты. К сожалению, мы не располагаем такими резервами, чтобы тратить огромные золотовалютные резервы для поддержания национальной валюты. Нам приходилось в свое время выбирать - или тратить эти золотовалютные резервы, или сэкономить. Но ситуация стабилизировалась, я думаю, к концу году мы забудем о той проблеме, которая у нас была.

Первый вопрос прозвучал от представителя Русского Радио - Кострома:

-Александр Григорьевич, вот что называется из первых уст, какова в целом экономическая ситуация в стране, и каковы пути выхода из кризиса, о котором, как вы уже сказали, много говорят в средствах массовой информации?

-Вы сказали о кризисе, я нигде об этом не говорил. У нас возникли определенные проблемы с валютой. Давайте, кризис - это когда обламывается все и экономика страны прежде всего. Согласны? Когда людям нет работы, коль не работает производство, и нет зарплаты. У нас сложилась неполноценная ситуация, хотя я часто об этом говорю.(...)

У нас страшный дефицит рабочей силы. Вот многие говорят "Инвестиции, инвестиции, создадим рабочие места". Но мы об этом не говорим в таком разрезе, что создадим новые рабочие места. У нас рабочих рук сегодня не хватает. У нас как в советские времена на каждой проходной, где угодно вы можете прочитать: "требуется, требуются, требуются люди". В связи с проблемами на валютном рынке и резкой девальвацией национальной валюты я тоже голову пеплом в связи с этим не посыпаю, и своим подчиненным это советую не делать. Потому что вы видете как в мире развиваетя ситуация, что неизвестно, кто еще выйграл в этой ситуации. Да, мы девальвировали национальную валюту, в связи с тем, что у нас не хватало иностраннойвалюты: российского рубля, китайской валюты нехватало, нехватало долларов, евро. С валютой с которой мы в основном работаем. Поэтому нам пришлось девальвировать национальную валюту. Но нам и помогли конечно очень сильно, в том числе и российские средства массовой информации, и некоторые чиновники, которых сегодня уже нет, которые создавали вокруг Беларуси ажиотаж. А вы знаете, что такое слухи для национальной валюты. Но и потом за единое экономическое пространство мы очень дорого заплатили. (...)

730Просмотров
  • Добавил:
  • Добавлено:
    09.10.2011
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]