Главное меню
ЧУЖОЙ РОДНОЙ ЯЗЫК
В начале этого учебного года в одной из мозырских школ провели любопытный эксперимент. На уроке белорусского языка старшеклассникам предложили выполнить несложное на первый взгляд задание. На экране по порядку демонстрировались буквы алфавита, к каждой из которых прилагалась картинка. Получалось что-то вроде азбуки. А школьникам нужно было называть изображённые предметы по-белорусски. И хотя в большинстве своём демонстрировались вполне обыденные вещи, ученики не справились с заданием даже наполовину. Но самое «интересное» началось, когда преподаватель стал озвучивать правильные ответы. На слова типа «луска» (чешуя), «іржа» (ржавчина), «фіранка» (занавеска) дети реагировали дружным гомерическим хохотом. Педагог, правда, быстро сориентировался в ситуации и задал простой вопрос: «Кто из вас считает себя белорусом?» Руки подняло большинство учеников. «Хорошо. Тогда над кем вы в таком случае смеётесь?» Повисло неловкое молчание…

21 февраля отмечался Международный день родного языка. Обычно к этой дате в наших учебных заведениях приурочивают средней унылости мероприятия, основной посыл которых сводится к причитанию: "Любіце ж мовачку нашу беларускую!” Этим, собственно, всё и ограничивается. Дети и студенты, отбыв повинность, со вздохом облегчения расходятся.
Парадоксально, но за более чем двадцать лет независимости появились целые поколения, для которых белорусский язык – явление чуждое. Формально он вроде как родной. Но давайте смотреть на вещи объективно: для современных детей, выросших в русскоязычной городской среде, «родная мова» – малопонятная тарабарщина, которую какого-то лешего заставляют учить. Можно сколько угодно возмущаться цинизму молодого поколения, но со своей точки зрения оно абсолютно право.
Это в советские годы белорусский язык худо-бедно, но постоянно был на слуху. Газета «Камуніст Палесся», некогда издававшаяся в Мозыре, полностью была на «мове». В учреждениях и частных квартирах целыми днями бормотали радиоточки. Тоже, заметьте, по-белорусски. Белорусскоязычным был и первый канал республиканского телевидения. Так что «мова» хоть и в фоновом режиме, но звучала.
А где в наши дни ребёнок может услышать литературный белорусский язык? Разве что при объявлении остановок в общественном транспорте. А в остальном его привычная среда полностью русскоязычна. И у юного гражданина возникает закономерный вопрос: а зачем учить язык, которым нигде не пользуются? С таким же успехом можно зубрить латынь или древнегреческий.
Школьное обучение тоже вносит свою лепту в формирование ироничного, а то и откровенно неприязненного отношения к белорусскому языку. Вспомните тексты упражнений в учебниках. Сплошная пастораль: «кароўкі», «сена», «бурачкі» и т.д. Впрочем, для тренировки правописания содержание не суть важно. Но надо понимать, что дитяти, с малолетства привыкшему тыкать пальцами в смартфон и видевшему корову разве что на картинке, вся эта агроромантика может показаться несколько скучной. Однако полный разрыв мозга, как сейчас помню, вызывали произведения, изучаемые на уроках белорусской литературы. Такое впечатление, что составители школьной программы пребывают где-то в параллельной реальности. Допустим, поэма «Песня пра зубра» - вещь стоящая, памятник литературы и всё такое. Но в девятом классе её можно читать разве что под дулом пистолета. Белорусская литература двадцатого века в школьной версии тоже требует изрядного запаса психической устойчивости. Ибо являет собой сплошные стенания о «гаротнай долі селяніна». Как будто белорусы только тем и занимались, что горевали. Ну и немного партизанили. В свободное от «гореваний» время.
Не удивительно, что в сознании подрастающих поколений белорусский язык невольно ассоциируется с запредельной «лапцюжнасцю». Что не добавляет желания знать его и использовать в общении. В лучшем случае, он становится чем-то вроде прабабушкиного кокошника. Вроде бы и выбросить жалко, но и носить совсем уже не модно.
Не удивительно, что в человеке, говорящем на «мове», мы почему-то видим либо «колхозника», либо прожжённого оппозиционера. А то и воинствующего националиста. Хотя в других странах человек, использующий родной язык, почему-то не вызывает у окружающих таких неоднозначных чувств. Если вообще вызывает какие-либо.
И при всём этом мы постоянно говорим о патриотическом воспитании. Родину вроде бы любим, а её язык постепенно забываем. Можно, конечно, найти тысячи исторических, политических, культурных и других причин для оправдания нынешнего положения дел. Но главная причина сидит глубоко в нас самих. Возможно, мы испытываем комплекс неполноценности по отношению к могущественному соседу, по сравнению с которым всё здешнее выглядит несколько мельче. Вот и стремимся во всём подражать ему. Правда, пока не очень получается. Но мы очень стараемся.
И ведь всё равно в подсознании живёт что-то невыносимо «тутэйшае». Мы по-прежнему «смеёмся с кого-то», а не «над кем-то». Кладём вещи не в «выдвижной ящик», а в «шуфлядку». А ещё «гуляем» в компьютер. И «глядим» ребёнка, а не присматриваем за ним. А приезжая к родственникам в деревню, невольно начинаем «чэкаць» и «гэкаць». И ничем из нас это не вытравишь.
Получается, даже разговаривая по-русски, мы по-прежнему думаем по-белорусски. Наверное, для белорусского языка ещё не всё потеряно, и при благоприятных условиях его можно возродить. Но возникает тот же циничный и одновременно логичный вопрос: а зачем?
Культура культурой, а экономика экономикой. От того, что мы будем называть картошку «бульбай», урожаи не вырастут. Хотя в начале 90-х сторонники белорусизации любили козырять фразой «Будзе мова – будзе і каўбаса». Какая логическая связь между двумя этими вещами – до сих пор не понимаю. Экономического эффекта от возрождения белорусского языка ожидать вряд ли приходится. А вот денег на это потребуется – караул! И надо ли это простому человеку, которого сейчас больше волнуют жилищные кредиты, курсы валют, цены на топливо и другие житейские вопросы? Проблема родного языка, если и присутствует в этом списке, то явно не на первом и даже не на двадцать первом месте. Мы, кстати, не одни такие. Вон у ирландцев свой ирландский язык тоже имеется. И вроде даже в школе изучается. Тем не менее, в повседневной жизни у них преобладает английский. И, похоже, большинство населения по этому поводу абсолютно не парится.
К тому же, когда затрагивается тема возрождения белорусского языка, почему-то по умолчанию подразумевается вытеснение русского, к которому наше общество давно привыкло. Но в современном мире такая постановка вопроса выглядит, мягко говоря, неумно. Русский, английский или китайский – это доступ к обширной информации, возможность вести бизнес, налаживать международные связи. Поэтому речь должна идти не об «урезании» в правах русского, а о расширении сферы применения белорусского языка. Отделять нужно мух от котлет. То есть русский и, допустим, английский – для обмена информацией, а белорусский – для души. Чтобы сохранить свою «адметнасць» в эпоху глобализации.
Иногда по-человечески обидно, когда есть своя независимая страна, но нет своей «фишки». Помнится, один знакомый москвич, побывав у нас, так выразил свои впечатления: «Почти как в России. Только улицы чище, дороги лучше, а гаишники взяток не берут». Я поначалу даже обиделся. А потом понял, что зря. Ему со стороны виднее.

Григорий Алейников

1065Просмотров
  • Добавил:
  • Добавлено:
    24.02.2014
avatar
1 Juras • 21:11, 24.02.2014
Дааа!! Рыбка гниет с головы, но и поведение самого народа я ни оправдываю. Если со мной говорят на "роднай мове" так и  отвечаю на ней. Но проводимая политика в направлении полной русификации белорусского общества до сохранения культурных национальных ценностей не доведет. А в последнее время начали появляться репортажи на ТУТ бай где глава государства заявляет что можно пожертвовать и суверенитетом, волосы дыбом встают. А вообще стыдно до боли в сердце, что сам народ отрекается от родного языка. Сейчас чаще встретишь негра или латыша. литовца, шведа чисто говорящего на "Беларускай мове" и тогда встаёт вопрос: А белорусы ли те, кто проживает всю свою жизнь на территории Белоруси и равнодушно наблюдают за тем, как превращаются в руины сотни когда то былых поместий, мест являющимися памятниками братскими могилами ВОВ на которых ведутся застройки? Что останется будущему поколению, будут ли они смотреть и изучать архитектуру, живопись, литературу и т.д. в живую или на страничке в нете?
avatar
2 Alex1977 • 15:54, 25.02.2014
усё элементарна: ня трэба нікога дакараць, ня трэба нікога асуджаць і сябе таксама, што забыліся на родную мову. я шмат гадоў такую пазыцыю займаў таксама: калі да мяне на роднай, то й я... потым зразумеў, што усё прасьцей, чымся здаецца. ня трэба чакаць, покуль да цябе нехта зьвернецца, бо гэты нехта - ты й ёсьць! і я пачаў па-малу да людзей гаварыць на нашай. спачатку дома, потым прызвычаіўся і ўжо на працы, на вуліцы... ня трэба чакаць, покуль нехта дазволіць, ці загаворыць с табой. сам пачынай. я пачынаў са словаў ветлівасьці. Гэта вельмі проста. трэба паўсюль, нават жонцы й дзеткам гаварыць "Дзякуй", "Да сустрэчы", "Прывіт" (скарочана "прывітаньне") "Каліласка". Я заўважыў, што людзі наўкола зьмяняюцца, калі бачаць і чуюць нашую мову. і ня трэба саромяцца "трасянкі" - гэта таксама пачатак працэсу вяртаньня мовы:) сёньня на "трасянцы" - заўтра чыста. хаця ніхто сапраўды ня ведае як гэта - чыста. у нашай мове насамрэч шмат дыялектаў, як і любой другой мове. ні адзін расеец не гаворыць на літаратурнай расейскай. яны нават і ня ведаюць яе. бо нават па тэлевізіі чуеш "чё" - цераз плячо smile і г.д. Зараз на ўласным досьведзе я адзначыў, што беларускамоўныя, ці хацяб частковабеларускамоўныя карыстаюцца рышпэктам набагата большым у людзей, чымся звычайныя расескамоўныя беларусы. я нават дзеткам прыклад прыводжу: калі недзе за мяжою, ці нейкі іншаземец дома запытае вас, хто вы ёсьць? што вы адкажаце? яны кажуць - Беларусы. а якія ж вы беларусы, калі гаворыце на чужой мове? значыць вы расейцы? не - мы Беларусы! Вось для чаго патрэбна мова - для самапавагі і самавызначэньня сярод іншых. Усе згодзяцца, што мы адрозьніваемся ад расейцаў (у лепшы бок, ведама) :). дык нашто ж нам быць да іх падобнымі моваю? smile каб яны нас палюбілі мацней? за тое, што зьневажалі і працягваюць зьневажаць нас ганебнаю назваю "малодшы брат"?:) Наша мова нічым не саступае, а многім "пераступае" расейскую, тым больш, што наша была першай, а потым ужо расейская. гэты факт ня патрабуе доказаў нават у артадаксальных навукоўцаў:) Верце ў сябе, людзі smile Мы ўсё могам! Нават наноў далучыцца да сваёе мовы, каторая, нібы чароўная магутная  рака, цячэ для бальшыні з нас нябачная. Як казаў Вій у аднайменнай казцы, (фільме): падніміце мне векі-і-і-і... давайце, не чакайце, покуль нехта ўзьніме вам павейкі smile Давайце узьнімаць стопудовыя нашы павейкі, каторыя мы з дапамогай расейцаў прыбілі гваздамі да зямлі-маткі нашай. двайце ўглянем гэту вялікую чароўную Раку. І, нехта паволі, крок за крокам увойдзе, а нехта проста такі дасьць нырца ў гэтую чароўную гаючую ваду - нашу родную мову smile З павагай, шаноўныя... Дзякуй smile Да сустрэчы:) Каліласка:) Дабранач:) - што знаў - сказаў smile
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]