Главное меню
«ЦЫРК НА ДРОЦЕ», ИЛИ КАК НАМ ПОБЕДИТЬ НА «ЕВРОВИДЕНИИ»
Если поговорить «за жизнь» со среднестатистическим белорусом, то создаётся стойкое впечатление, что у нас всё плохо. Вообще всё. И не только с точки зрения зарплат. Мол, всё у нас серое, скучное и убогое. И телевидение, и эстрада, и жизнь в целом. Сплошная беспросветность. Так и всплывают в голове строки классиков о «гаротнай долі беларускага народа».
Однако и нам, свыкшимся и сросшимся с осознанием собственной «гаротнасці», научившимся находить в ней какое-то патологическое удовольствие и даже повод для гордости, в глубине души всё же хочется «людзьмі звацца». Поэтому каждый раз, когда начинается отбор на очередное «Евровидение», мы невольно надеемся, что перевернётся и на нашей улице грузовик с пряниками. Что «вот эти вот» ребята ну уж точно должны «выстрелить». И зажравшаяся Европа наконец оценит нашу самобытность. Ну, а уж следующий конкурс (если в этом победим) мы у себя примем «як мае быць». Последнюю копейку ребром поставим, но гостей уважим. «Евровидение» для нас – мегасерьёзное мероприятие. По значимости что-то среднее между чемпионатом мира по хоккею и битвой за урожай. С последующим разбором полётов и ток-шоу, где люди сидят и серьёзно обсуждают, почему нас вновь «прокатили». Хотя и песня в этот раз вроде бы ничего, и вокал вполне на уровне. Чего им ещё надо, этим любителям бородатых женщин? Нет, здесь точно заговор против нашей страны!
 И каково нам узнавать, что на Западе над этим самым «Евровидением» не  то что посмеиваются, а откровенно ржут! Есть там, конечно, и свои любители этого зрелища, раз его устраивают каждый год. Но в «старой» Европе из него не делают повода для общественных дискуссий. С таким же успехом можно обсуждать, почему какой-нибудь самодеятельный ансамбль «Звонкія таўкачыкі» не смог выиграть районный конкурс баянистов-любителей. А мы ведь обсуждаем! И каждый год стараемся отправить туда кого-нибудь более-менее достойного. Чтобы за страну стыдно не было!
Это тот случай, когда стоит немного поучиться у Запада чувству юмора и самоиронии. Возьмём, к примеру, Финляндию. Жгут ребята не по-детски, хотя и живут вроде бы на севере. То каких-то хард-рокеров в монстрячих костюмах пришлют, то парней с задержками развития, как в этом году. Один страдает аутизмом, двое – синдромом Дауна… И отлично: пусть самовыражаются, а не замыкаются в своих проблемах! А выиграют или нет – какая разница? Финляндия в музыкальном плане и без «Евровидения» страна самодостаточная. Зато мы, как и вся Восточная Европа, всё пытаемся кому-то что-то доказать. Хотя что можно доказать, год за годом переживая из этого «цырка на дроце», который почему называется «конкурсом песни»? Разве что наличие некоего психологического комплекса.
Судите сами: с каждым годом конкурсные песни становятся всё однообразнее. Хорошо, если за весь конкурс попадётся хоть пара-тройка запоминающихся композиций. Но даже победившие песни не всегда задерживаются в памяти. На первый план выходит не музыка и не вокал, а шоу и эпатаж. Поэтому по своей культурной значимости «Евровидение» сопоставимо со свадебным конкурсом на перекатывание в штанах куриного яйца. Местами вроде бы прикольно, но по большому счёту «трэш». Это стало совсем уж очевидно после прошлогоднего шоу, когда выиграла не столько песня, сколько образ бородатой женщины. Кстати, саму песню хоть кто-нибудь может вспомнить? Нет? Так почему мы тогда переживаем за наши «поражения» в этом конкурсе фриков?
Но раз уж нам так хочется выиграть «Евровидение», то готовиться нужно совсем иначе, с пониманием сути происходящего. Во-первых, поменьше париться насчёт песни. Во-вторых, придумать забойный сценический образ. Могу сразу предложить беспроигрышный вариант, от которого даже у Кончиты Вюрст волосы в бороде зашевелятся. Для этого отлавливаем нескольких наших полесских бобров, учим ходить на задних лапах и носить вышиванки. Предъявляем их огорошенным организаторам конкурса и объясняем, что это ни разу не животные, а наши земляки-полешуки, которые сохранили свою уникальную культуру, поскольку долгие годы жили в полном отрыве от цивилизации. А хвосты и шерсть, потому что радиация. И вообще «гаротная доля». Короче, всячески давим на жалость. Не поверят? Ещё как поверят! Для них всё, что восточнее Бреста, - дикая степь, по которой бродят медведи с балалайками, пьют водку из самоваров и танцуют под «Калинку-малинку». Лишь бы наши ручные бобры не растерялись и что-нибудь прохрюкали в микрофон. (Кстати, какие вообще звуки издают бобры?) Заявляем, что это особый полесский диалект. Очевидный маразм происходящего на сцене списываем на жесточайшую самобытность. А самобытность – это тренд. А чтобы окончательно добить зрителя, объявляем бобров трансвеститами. Перед таким зрелищем свихнувшаяся на толерантности Европа просто не сможет устоять. А мы будем сидеть и ухохатываться над ошеломлёнными европейцами. Ах, совсем забыл: это же конкурс песни! Поэтому музыку натренькаем на синтезаторе за два дня до подачи заявки. Слова тоже не особо важны: можно ограничиться предлогами и междометиями. Как раз соответствует уровню конкурса.

Григорий Алейников.
 
 
383Просмотра
  • Добавил:
  • Добавлено:
    29.05.2015
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]