Главное меню
ЭЙ, ТЫ, КАК ТЕБЯ ТАМ!..
В одном из своих интервью известный советский филолог академик Лихачёв вспоминал, как в 1937-м году в Ленинграде вместо привычного обращения «товарищ» все вдруг стали использовать слово «гражданин». Как объяснял это сам учёный, причиной всему была атмосфера всеобщей подозрительности. Как-то не с руки было первого встречного товарищем называть. Вдруг он вовсе не «товарищ», а враг народа или шпион какой-нибудь? Вот так в повседневном языке отразились сложные исторические перипетии.
Интересно, что в наше время какого-то общепринятого слова, с которым можно обратиться к незнакомому человеку, не существует вообще. Чего-нибудь вроде «мистера», «сеньора» или «мсье». В России и в странах, где распространён русский язык, пытаются вернуть к жизни дореволюционное обращение «господин». Но оно уместно звучит лишь в очень уж торжественной обстановке. Например, во время игр интеллектуального клуба «Что? Где? Когда?» Представляю, как отреагирует публика, если использовать такое обращение где-нибудь в общественном месте. «Госпожа! Вы наступили мне на ногу!» Или: «Я занимал очередь за этим господином в спортивном костюме!» Впрочем, у нас в Беларуси когда-то тоже пытались возродить старосветские «пан» и «пани». А в современном толковом словаре белорусского языка можно найти слово «спадар», соответствующее русскому «господину» и английскому «мистеру». Однако похоже, что «спадару» суждено почить в бозе вместе с белорусским языком.
В нашей повседневной жизни мы обычно используем обращения по половозрастному признаку. Они откровенно нагоняют тоску, поскольку напоминают о твоём старении. Когда-то тебя называли «Мальчик!», потом ты превратился в «парня» и «молодого человека». Хотя «молодой человек» звучит неплохо, я бы в этом статусе предпочёл бы оставаться как можно дольше. Но не тут-то было: через несколько лет с удивлением и досадой всё чаще слышишь в свой адрес «Мужчина!» Удивлённо оглядываешь – но нет: это к тебе обращаются. И втягивать живот бесполезно. Однако для мужика указание на возраст – не самый большой удар по самолюбию. Зато одна моя коллега, когда её в автобусе назвали женщиной, чуть не плакала от обиды.
Хотя и считается, что мы, мужчины, в эмоциональном плане лишь слегка чувствительнее бревна, от некоторых уличных обращений даже меня слегка коробит. «Слышь, братишка! Сигареты не будет?» Нет, поделиться сигаретой мне не жалко. Но какой я тебе «братишка», если я лет на пять тебя старше? Не говоря уже о том, что я тебя в первый раз вижу. Точно так же вульгарно звучат обращения «мужик», «чувак», «пацан», «пацанчик» и т.д. Но, пожалуй, самое оригинальное слово, прозвучавшее в мой адрес от незнакомого человека, - это «крендель».
Зато в более официальных ситуациях часто слышится словечко «уважаемый». Помнится, в эфире городского телеканала кто-то из автомобилистов поднял вопрос о том, что сотрудники ГАИ в основном именно так обращаются к гражданам. «Неужели нет другого слова?» - недоумевал водитель. А ведь действительно нет! Вот и приходится слышать от должностных лиц «уважаемый» да «уважаемый». Хотя о чём говорить, если мы даже к своей стране не всегда правильно обращаемся. Например, должностные лица разного уровня почему-то упорно называют Беларусь «республикой». «Погода по республике», «лучший в республике», «у нас в республике»… Друзья! Республика – это форма государственного устройства. А коль скоро мы говорим о независимом государстве, то почему бы не называть свою страну страной? Но почему-то язык не у всех поворачивается. Хотя за двадцать с лишним лет независимости можно было уже привыкнуть. А то получается, что мы как будто до сих пор одна из пятнадцати республик Советского Союза. И проживает в «республике» исключительно «население». Услуги у нас оказываются населению, работа ведётся с населением, рассматриваются жалобы населения… Заметьте: нас чаще всего называют не гражданами, не народом, а именно населением. Как будто речь идёт не об исторической общности людей, объединённых общими ценностями, культурой, а о биомассе, случайно оказавшейся на этой территории. Хотя какая разница, как называть? Хоть популяцией! Нам от этого ни холодно, ни жарко. Но то, как мы называем себя и свою страну, отражает наше восприятие реальности. И чиновники здесь ни при чём. Мы сами ещё не готовы воспринимать себя как «граждан страны», а не как «население республики».
Возможно, по этой же причине не прижились у нас вежливые обращения друг к другу вроде «мадам» и «мсье». Ведь они подразумевают изначально вежливое и уважительное отношение к другому человеку, выдерживание определённой «дистанции». У нас же вежливость, особенно в конфликтных ситуациях, часто воспринимается как признак слабости, а понятие личного пространства отсутствует как таковое. Ведь «буржуазный индивидуализм» из нас вытравливали десятилетиями. Поэтому человек, с которым ты только что познакомился, уже через пятнадцать минут может начать расспрашивать тебя о твоей зарплате и личной жизни. Ну не готовы мы обращаться друг к другу на западный манер!
А как же «товарищ», вполне себе рабоче-крестьянское обращение? Если разобраться, хорошее слово, доброжелательное. Однако в современном обществе оно звучит архаично. Разве что в силовых структурах его ещё используют. Возможно, стоило бы возродить его и в повседневной жизни, коль ничего лучшего за эти годы всё равно не придумали. Увы, товарищами друг другу мы давно перестали быть, а до «господ» морально не доросли. И, наверное, ещё долгие годы будем «мужчинкать» и «женщинкать» друг другу.
 
Григорий Алейников
 
404Просмотра
  • Добавил:
  • Добавлено:
    12.12.2014
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]