Главное меню
Экстремизм или сказка? О чем на самом деле скандальный фильм "Матильда"
Искусство пиара

Говорить о «Матильде», не упоминая Поклонскую, уже даже невежливо — такую большую работу Наталья проделала над картиной Учителя. Депутат Государственной Думы России обвинила фильм и его автора в экстремизме, оскорблении чувств верующих, организовала молитвенные стояния с призывом не показывать кино — заочно. И теперь каждый, кто начинает разговор о фильме, должен исполнять обязательную программу и делать неловкое отступление о том, что между «Матильдой» и экстремизмом — пропасть.

Нет здесь и «оскорбления религиозных чувств». Царская семья, причисленная в 2000 году к числу мучеников, предстает во всей красе своей поколенческой жертвенности. Каждый член дома Романовых отказался от чего-то ради долга. Если вы упустили эту деталь в ходе сюжета, вам будут напоминать — долго, часто и велеречиво. «Матильда» может оскорбить, пожалуй, только чувства человека, глубоко верующего в талант Алексея Учителя как мастера тонкого авторского кино. Но таких, полагаю, нет.

«Матильду» в СМИ уже окрестили «главным фильмом года». И «главность», видимо, не во вкладе в киноискусство, а в количестве дыма без огня. В том, сколько шума, скандалов, поджогов, угроз и акций может спровоцировать кино, еще не вышедшее на экран. Впрочем, как раз это легко окупается — не мифической кармой, а элементарной монетизацией. Пример «Матильды» еще покажет, как патриотическое кино, снятое за государственные деньги, может соревноваться по сборам с американскими блокбастерами. Исторический момент импортозамещения в прокате.

Искусство патриотизма

Творческой группе «Матильды» впору давать уроки патриотического фильма — скажем, национальным киностудиям стран-соседок. На государственные деньги можно сделать кино, за которое будет болезненно стыдно (Де Виталь знает, о чем мы), а можно — совершенно зрительскую мелодраму с роскошными костюмами и богатыми декорациями. Причем на сей раз российскому «Фонду кино» удалось вызвать патриотизм, не прибегая к сеансу черной магии, как было, вынуждена думать, в случае с «Крымом».

Вопреки домыслам Поклонской, царь в фильме — не развратник, а сомневающийся и страдающий человек. Да, у него были отношения с Матильдой Кшесинской, но по сюжету они закончились до свадьбы и коронации царя. И эротические сцены в фильме тоже были, но смотреть на такой вегетарианский секс можно, пожалуй, уже с 12-ти. Ах да, пресловутая грудь, которую все уже видели в трейлере, тоже была. Собственно, это и весь «компромат». Но немецкому актеру Ларсу Айдингеру все равно приходится объяснять на пресс-конференциях, что никакой он не порноактер, как его уже успели окрестить на плакатах протестующие.

Не стоит думать, что Учитель скандирует ура-патриотические лозунги, как это делают лучшие образцы отечественного «партизанфильма». Но и прятать за семью печатями он их тоже не собирается. Пустое дело гадать, какой образ вкладывает режиссер в ту или иную реплику, но если «Держать Россию в кулаке» задумывалась как двусмысленность, то идея с треском провалилась.

Все фигуры в «Матильде», несмотря на внешнюю провокацию, такие приглаженные, холеные и плоские, что даже спонтанный секс происходит по интуитивно понятной инструкции от IKEA. Алексей Учитель пишет плоскостную икону, искренне полагая, что живопись еще не перешла к объемному изображению.

Николай II — уверенный в себе царь и Ники, который неловко пытается сделать фуэте, — два пограничных состояния не столько царя, сколько русского человека. Спойлер: убежденные патриоты все-таки задавят в себе романтичных идеалистов. Вам еще скажет об этом мать Николая Мария Федоровна: как она была влюблена в другого, как не любила царя, но долг есть долг. Жена Николая Второго Александра Федоровна, впрочем, тоже будет давить на то, что сменила родной язык и религию, чтобы стать императрицей России-матушки. Это вам не от сладкого после шести отказываться.

Что должен испытать среднестатистический зритель Первого канала, которому кино, видимо, продадут под видом мини-сериала? Гордость за батюшку царя, его самоотверженность и вдохновиться тем, как немецкий актер, польская и литовская актрисы бросали все ради великой Российской империи.

И, наконец, искусство кино

Если пытаться найти «Матильде» место в истории, то, скорее всего, не в истории авторского кино, а в архивах телеэфира. Мелодрама в исторических декорациях о драматической любви — то, что нужно показывать после вечерних новостей. Во-первых, чтобы протестующая общественность, наконец, посмотрела то, против чего выступает. А во-вторых, потому что оно туда органично вписывается. Восхититься красивой картинкой, молодым телом, пышными декорациями, переливами золота — всем этим «Матильда» обеспечит с лихвой. Желающие поплакать — поплачут, похохотать — похохочут, а подзабывшие о былой мощи царской Руси — о ней вспомнят.

В «Матильде», как вы поняли, все жертвуют всем ради великой миссии — служению Руси, исполнению долга перед Отечеством. Великодержавный пафос — то, на чем держалась не только вера народа в царя, но и, в общем-то, целиком держится фильм Учителя. Не на конфликте, как это принято в кино, а на развесистой клюкве, медведях и золотой парче. Ряженая массовка бежит вслед за ряженым императором, пока наряженная балерина чеканит свои 32 фуэте.

Эта балерина — и есть фильм «Матильда». Не потому, что это диснеевская сказка про принцесс, и не потому, что он так называется. Просто нельзя ставить знак равно между тем, чтобы исполнить 32 фуэте и стать примой балета. Как нельзя приравнивать пусть и красивую, но пустую историю и настоящее киноискусство. А за Кшесинскую обидно. Поговаривают, она блестяще танцевала.

 
1291Просмотр
  • Добавил:
  • Добавлено:
    19.10.2017
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]