Главное меню
Юрий Илюхин: "Белорусская мечта – чувствовать себя в стране свободным"

Юрий Илюхин – человек, который в 90-х годах переехал на Запад и начинал с мытья полов в туалетах. Со временем он создал компанию DigitalHouse, в которой работало около двухсот человек, а ее филиалы были по всему миру. Сегодня он рассуждает о белорусах, их бизнесе и отношению к работе в рамках совместного проекта POVOD.TUT.BY и www.belarusdream.by «Белорусская мечта».

Юрий Илюхин работал с такими «гигантами», как Microsoft и Coca-Cola, AirCanada и Mentos. Он обладатель «Золотой пальмовой ветви» за фоторекламу Hyundai, его снимки публиковали в журнале Vogue. А три года назад Юрий Илюхин продал бизнес, переехал в Минск, завоевал сердце женщины, которую любил еще в школе, и стал заниматься фотографией.
Кайф мечты в том, что она неосуществима

Понятие «американская мечта» неправильное. Ну, мне так кажется. Потому что она осуществима: стать миллионером или просто богатым человеком, независимым.

Я когда-то себе ставил цель – быть хорошим музыкантом. Я достиг её. У меня было звание «лучшего гитариста Сибири и Дальнего Востока» в 80-х. Я тогда пришел домой, поставил гитару в угол и 15 лет к ней не прикасался. Вот это достижение цели. То же самое с воплощением американской мечты. Моя фирма входила в десятку лучших игровых онлайн-проектов мира. Это круто: мальчик из черт знает откуда создал такую компанию. А потом мне это надоело. Мне надоело, что у меня столько директоров, что компания идет по законам бизнеса, а не туда, куда хочется мне. Я не знал, что делать дальше. У меня была финансовая независимость, но не было свободы. И я продал все. Если бы не сделал этого, то сейчас бы, наверное, был олигархом. Но мне это было неинтересно, это не было целью. Я поставил другую цель и достигаю ее сейчас.

Причём цели создать бизнес здесь, в Беларуси, нет. Это не бизнес, это просто удовольствие. Я всегда рассказываю историю о двух братьях. Старший занимался делами. Сначала университет, потом менеджер, старший менеджер. Он мечтал дорасти до директора компании. А младший в 20 лет взял и уехал на Гоа. Мешки поносит, заработает 100 долларов и живет на них две недели. Старший его за это не уважал, говорил, что тот ничем не занимается. И вот встречаются они через несколько лет, сидят на берегу моря, пьют кофе – кайф полный. Старший говорит: «Мне еще два-три года, я стану директором и буду каждый день сюда приходить и кофе пить». Младший ему отвечает: «Представляешь, а я так всю жизнь живу».

Когда ты осознаешь, что тебе действительно нужно, то никакая американская мечта не нужна. С помощью денег можно достигнуть чего-то, но удовольствие пить кофе на берегу моря – это другое. Мне очень надоел большой бизнес. Он грязный, подлый, подставной. Да, я был основателем такого бизнеса, поднял его, довел до ума. Потом мне стало скучно. А там где скука, нет движения вперед.
Дело в том, что белорусы не умеют работать

Здесь, в Беларуси, почти невозможна американская мечта, это поступательное развитие. У единиц, возможно, получится ее исполнить. Но ведь американская мечта – это для всех, а не для уникумов.

Дело в том, что мой опыт общения с бизнесом здесь показывает мне, что белорусы не умеют работать. Или не хотят. Привыкли, что все бесплатно: квартиры по льготному кредиту, образование, медицина. Хотя на самом деле медицина у нас дороже, чем на Западе. Там платная медицина дешевле, чем здесь. Ты там платишь взнос один раз в три месяца. Пять долларов. И тебе могут сделать что угодно: операцию на сердце, на мозге…
Тут никто не вкладывает в бизнес. Получил деньги и сразу купил Mercedes. Зачем?

Фотографы у нас жалуются: денег нет. А когда начнешь с ними общаться, понимаешь, что они ничего не делают для того, чтобы хорошо зарабатывать. Они не развиваются, не учатся, вообще ничего не делают. Модели тоже жалуются, что денег нет, при этом приезжают на «Феррари». С пятыми айфонами все, айпэдами. И говорят, что денег нет. Я не считаю чужие деньги. Просто не надо лукавить.

Я так прикинул, что оборот денег в Беларуси гораздо больше, чем в том же Израиле, например. Миллионов долларов здесь больше, чем там, только они здесь скрыты. На улицу выходишь, смотришь, а у нас тут все на BMW, Mercedes и так далее. На Западе такого нет. В Германии да, ездят на BMW, но немцы ее и производят. Mercedes – это вообще машина для такси во всем мире. «Мерседесы» дорогие, под них дают кредиты специально для таксистов. Они покупают и ездят. На них удобно людей возить. Здесь не так.

Тут никто не вкладывает в бизнес. Получил деньги и сразу купил Mercedes. Зачем? Купи другую машину, которая стоит дешевле, остальное вложи в бизнес.

В Беларуси все любят жаловаться на правительство, налоги

Здесь налоги одни из самых маленьких в мире. Здесь же нет налога на богатство. Смешно говорить, что здесь нельзя заработать. Другое дело, что здесь никто не платит ни за что, все хотят халявы. Это уже совсем другая сторона медали. Просто привыкли работать неправильно. Постоянные опоздания, брак. Так нельзя.

Моя первая компания была рекламная, я был один. И я четко понимал, что если я не буду делать лучше всех, ко мне никто не обратится. И через год почти все крупнейшие рекламные агентства мира работали со мной. Мы впятером снабжали рекламой весь мир. Мы делали что-то, чего не предлагал больше никто. Каждый рекламный проект выверялся попиксельно. Все должно быть идеально, только тогда к тебе идут.

Всегда нужно делать невозможное. Нет задач, которые нельзя решить, для некоторых просто нужно время.
Хорошо не там, где нас нет, а там, где мы есть

Можно хорошо жить и в Бангладеш, и в Беларуси, и на Коста-Рике. Комфортно везде. Многие пытаются создать для себя зону комфорта, но мало у кого получается.

Нужно просто жить в удовольствие, проживать много жизней. Не нужно расписывать свои планы на много лет вперед. Все же меняется.

Я был музыкантом, достиг многого в музыке, был финансистом и сделал очень много для развития финансового учета в советской армии. Я написал первую бухгалтерскую программу для армии. А потом вообще туалеты мыл, потом готовил. И мне это нравилось!

Жизнь – это не та профессия, которую мы выбираем. Это просто жизнь. Ты не знаешь, где ты окажешься, так интереснее. Расписанная в подробностях жизнь – это же скукотища страшная. В Израиле есть легенда о мужчине, который живет на Гоа за пенсию в сто долларов. И он счастлив.

Мечта – это, например, написать музыку к «Титанику» и стать сразу знаменитым. Но просто мечтать неправильно. Нужно написать, прийти и сказать: «Вот я написал музыку, давайте снимем «Титаник 2». Вот это хорошо.
Здесь нет понимания сервиса

Вообще между «здесь» и «там» разницы почти нет. В 90-х была, сейчас нет. Те же продукты в магазинах, те же блюда в ресторанах. А вот сервис – да. Это даже не отсталость в развитии, это просто по-другому. Ты садишься в такси – и ты виноват, тебя останавливает сотрудник ГАИ – и ты тут же чувствуешь себя виноватым. Ты приходишь к чиновнику с чувством вины. Так не должно быть. А так все здорово: красивые женщины, добрые люди, неплохое пиво, природа. Что еще нужно для счастья?
Белорусская мечта – чувствовать себя в стране свободным

При том, что несвобода здесь мнимая. Многие говорят: вот, я уехал бы на Запад. Фотографы так часто говорят. Кто мешает? Езжайте, выезд открыт. Любой человек творческой специальности имеет право жить в условном Берлине. Собирай вещи и едь. Готов пахать? Вперед! Но никто не готов. Вот если бы кто-то позвал, тогда да, многие поехали бы. А так нет. Есть же большая разница между тем, как работают здесь и как работают там.

Белорусская мечта должна быть чем-то глобальным. И мечтать нужно всем. Нужно становиться свободными. И не от политического режима, это не то. Свобода идет изнутри. Нужно освобождаться от показухи, напыщенности и страха.
Невозможность реализовать себя к 40 годам, а в Беларуси это нормальная практика, ограничивает мечту

Поэтому для большинства она такая: квартира по кредиту, машина, картошка с огорода. Мечтать нужно о большем. Мы уже говорили, что можно поставить цель, достигнуть ее и перейти к новой. А мечтать нужно о чем-то очень большом. Такое вот материальное – это не мечта. На самом деле все прикладывается, когда ты достигаешь своей большой мечты. Деньги, машина, квартира – это все приложится.

А здесь реализовать себя сложно. К 40 годам подошел, а у тебя только квартира и есть. Здесь женщины в 40 лет уже старые. А на Западе это самый хороший возраст. У мужчины 40 лет – это начало начал. Вот три года назад я еще жил там и чувствовал себя мальчишкой. Здесь я чувствую себя стариком в полном смысле этого слова. У меня недавно модели спросили, есть ли у меня внуки.

Просто мечтать нельзя – такой мой вывод. Вместо того, чтобы сидеть за экраном монитора, нужно делать. Делать прямо сейчас, а не мечтать, что с понедельника что-то изменится. Не изменится.

562Просмотра
  • Добавил:
  • Добавлено:
    14.06.2013
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]