Главное меню
ХОТЬ ГОРШКОМ НАЗОВИ…
Национальный вопрос – дело тонкое, требующее от пишущего или публично говорящего особой языковой изворотливости. Чтобы ни нашим, ни вашим. Ведь если что не так скажешь – моментом запишут в шовинисты или еще не понятно в кого. Или просто запишут за тобой. А потом напишут куда следует. Со всеми вытекающими последствиями. Поэтому приходится изворачиваться, как ужу на сковородке.
Но это если говорить о публичных речах. А между собой, в быту, мы зачастую далеки от политкорректности. Так, некоторые национальности в нашем сознании почему-то ассоциируются с жадностью. Другие – со вспыльчивостью на грани неадекватности. Третьи – с «тормознутостью». А еще ходит куча анекдотов, порой очень смешных, но до ужаса неполиткорректных. И все это знают. Но стоит вынести нечто подобное в публичное пространство – вздымается волна негодования. Так, сценаристы одного российского скетч-шоу в свое время создали образы двух недотёп-гастарбайтеров из центральноазиатской страны. Чем вызвали волну возмущения и даже жалоб в официальные органы со стороны реальных представителей этой национальности.
Но есть и другие примеры, когда оскорбительные, по сути, слова и стереотипы не только не задевают национальное сознание, но и подхватываются политиками, маркетологами и простыми гражданами. И наша страна тому яркий пример. Вот вы можете себе представить, чтобы в (или «на»?) Украине выпустили пиво «Хохлятское»? Или в России – пельмени «Кацапские»? Да никогда в жизни. Это был бы не скандал, а скандалище национального масштаба. А компания-производитель ещё бы долго извинялась перед согражданами и отмывала с окон своего офиса тухлые яйца и гнилые помидоры. Мы, белорусы, в этом плане – образец невозмутимости. Более того: изначально оскорбительное «бульбаши» стало широко использоваться самими белорусами. И его эксплуатируют довольно известные бренды. И никто не возмущается. Народ спокойно потребляет товары с «неполиткорректными» названиями.
На первый взгляд, это ужасно. Никакой национальной гордости и чувства самоуважения. Но можно взглянуть на это и с другой стороны. Самоирония и чувство юмора – признак самодостаточного, уверенного в себе человека. Можете сколько угодно подкалывать нас картошкой и тракторами. На здоровье. Лишь бы покупали и первое, и второе. Бульбаши так бульбаши. Как нас только ни называли за всю нашу многострадальную историю! Но наша суть и мироощущение от этого нисколечко не меняется. Можете рассказывать какие угодно анекдоты о нас. Мы сами с удовольствием посмеёмся. И ещё соседям перескажем.
Есть, правда, один парадокс: мы не обижаемся на «бульбашей», но возмущаемся, когда вместо «Беларусь» говорят «Белоруссия». Отдельные борцы за правильное название нашей страны даже совершали «набеги» на русскоязычную «Википедию» и исправляли «ошибки». И в целом белорусы, которых трудно заподозрить в повышенной «свядомасці», часто морщатся, когда россияне говорят «Белоруссия». Ведь формально «Беларусь» - она и есть «Беларусь». Хоть по-русски, хоть на суахили.
Но есть одна проблемка. Язык – штука сложная, не всегда укладывающаяся в рамки формальной логики и официальных постановлений. Вот как, например, финны называют свою страну? Финляндией? А вот дудки: Суоми. И немцы чаще именуют свою «фатерланд» не «Германия», а «Дойчланд». А китайцы свою страну называют труднопроизносимым для нас словом, в котором и намёка нет на «Китай». И мне почему-то кажется, что тамошнему народу нет никакого дела до того, как их государство называют, допустим, белорусы. Зато наш внутренний рынок они исправно заваливают одеждой, ширпотребом и гаджетами.
Есть с «Беларусью» и некоторые чисто языковые неувязочки. Нет, в «роднай мове» в этом смысле всё прекрасно: «Беларусь» - «беларускі». А вот в великом и могучем начинаются казусы: «Беларусь», но «белорусский». «Белоруссия» в этом смысле выглядит гораздо логичнее. Не сбивает с толку. А то ведь народ реально путается. Начинают писать «беларусский» и «беларуский». Кто в лес, кто по дрова. Менять же нормы русского правописания мы не имеем права. Вот такая загогулина.
Поэтому, дорогие братья-славяне, я никогда не обижаюсь, когда слышу «Белоруссия», хотя сам говорю и пишу «Беларусь». Называйте, как вам заблагорассудится. И можете сколько угодно тыкать носом в нашу «отсталость» и «памяркоўнасць». Я всё равно обижаться не буду. По одной простой причине: обида – признак слабости.
Если человек обижается, то это его проблемы, а не того, кто обижает. Если ты уверен в себе, если ты знаешь себе цену, то какими бы последними словами тебя ни крыли, ты обижаться не станешь. Пожмёшь плечами и покрутишь пальцем у виска в адрес оппонента. Точно так же с гражданством или национальностью. Моего хорошего знакомого, которому суждено было родиться евреем, практически невозможно оскорбить по национальному признаку. Потому что он не оскорбляется. Куда больше вероятность его задеть, сказав что-нибудь едкое в адрес его любимого футбольного клуба.
Национальная гордость – это не когда ты бросаешься на того, кто попытался оскорбить тебя или твою страну. Кто наиболее остро реагирует на всякого рода «оскорбления»? Страны, которые относительно недавно получили независимость или появились на политической карте. А вот какие-нибудь Соединённые Штаты почему-то не особо переживают, когда их пытаются оскорбить. Говорите что угодно, снимайте о нас какие угодно фильмы – от нас не убудет. Как бы у нас ни относились к Америке, стоит признать, что позиция более чем здравая. Собака лает – караван идёт.
Есть, правда, не менее глубокая наша народная мудрость: хоть горшком назови – только в печку не ставь.

Григорий Алейников.
217Просмотров
  • Добавил:
  • Добавлено:
    25.03.2016
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]