Главное меню
Когда самолеты были большими. Репортаж из забытого провинциального аэропорта
Когда самолеты были большими. Репортаж из забытого провинциального аэропорта
Это сейчас белоруса хлебом не корми — дай улететь куда-нибудь из Москвы или Борисполя. Трудно представить, но когда-то, в более голодные времена, собственные пассажирские аэропорты имелись почти в каждом полесском райцентре. А также у некоторых поселений помельче. Причем дело не ограничивалось «кукурузниками».
Из Мозыря можно было с комфортом долететь до Киева, Москвы или Минска. Нынче-то уже и старожилы сомневаются в правдивости своих слишком смелых воспоминаний. Мы отыскали среди лесов такой аэропорт, а заодно и бывшую ракетную часть.
Сейчас все это выглядит как изучение остатков более развитой древней цивилизации, которая умела летать и делала это при каждом удобном случае, но потом разучилась.
Для общего развития листаем книгу, которую недавно написал бывший работник Гомельского аэропорта Виктор Марусов. Книга только для своих, в библиотеках и магазинах ее не сыщешь. Автор, не будучи профессиональным писателем, постарался собрать подзабытые сведения о местной авиации. Напечатали этот своеобразный труд в прошлом году. Называется «Ближе к Солнцу», тираж — 150 штук. Там, вообще, много любопытного, но явно требуется продолжение.
Строить авиасеть по всему Полесью начали сразу после войны, еще толком не наевшись. Первые регулярные пассажирские перелеты были организованы между Гомелем и деревней Светиловичи в Ветковском районе. До начала пятидесятых взлетно-посадочные полосы и небольшие деревянные «аэропортики» появились в Ельске, Петрикове, Лельчицах, Турове, Комарине, других сельских населенных пунктах, к 1956 году — почти во всех райцентрах. Могли себе позволить!
Посреди Чечерска сегодня стоит в качестве памятника реактивный Ту-124Ш. Большинство воспринимает его как занятную достопримечательность, не более того. Мол, где Чечерск, а где самолеты… Почти никто не помнит, что у города тоже был аэропорт. Конечно, такие аэропланы сюда не летали (этот списанный привезли с военного аэродрома в Зябровке), но рейсы Ан-2 в Гомель были обычным делом. Топливо-то почти бесплатное — чего бы не летать? Появились рейсы вроде Гомель — Чечерск — Корма — Гомель, Гомель — Светиловичи — Красная Гора — Гомель, Мозырь — Брагин — Мозырь, Гомель — Хойники — Наровля — Гомель.
Грунтовая полоса, «колбаса» на палке для определения силы и направления ветра, домик с радиостанцией и кассой — вот тебе и аэропорт. Раз или два в сутки прилетает Ан-2 и за 3 рубля везет тебя в областной центр либо в соседнюю деревню. Регулярно, безопасно, быстро, дорого. Как вариант можно за 38 копеек часами трястись по грунтовке в переполненном автобусе.
…Мы направляемся в Мозырский район. Когда-то там располагался весьма оживленный авиаузел с капитальным аэровокзалом — не «партизанский» аэродром! У Марусова информации про этот аэропорт мало, сам факт его существования упоминается вскользь. Очень быстро люди забыли, что еще недавно оттуда отправлялись регулярные рейсы в Минск, Киев, Москву, а также в соседние деревни и райцентры. Помимо привычных «кукурузников», садились там и более крупные самолеты. Говорят, пассажирские перевозки прекратились тут только в девяностые.

Новенький указатель изо всех сил делает вид, что все в порядке, что объект по-прежнему в строю. В просвете между деревьями как ни в чем не бывало блестит стеклами башенка командно-диспетчерского пункта. Кажется, слышен даже звук винтов… Да не кажется, слышен! Похоже, в суматохе аэропорт забыли-таки закрыть. Работает себе потихоньку все эти годы.

Сюда мы еще вернемся, но сначала проведаем другой «сопутствующий» объект. Дело в том, что в лесу рядом с гражданским аэродромом при СССР располагалась часть ракетных войск стратегического назначения. При ней имелось вертолетная эскадрилья, а гражданская полетная инфраструктура в случае необходимости могла быстро перестроиться на военный лад. Грех не посмотреть, что там сейчас.

Сегодня окрестности аэропорта и бывшего расположения ракетчиков застроены дачами. В том числе тех, кто здесь служил и работал. Вот кто-то оборудовал тематическую игровую площадку.

Вдоль тропинки вспоминают о рассвете авиации ставшие ненужными топливные цистерны.

Минут через десять блуждания среди сосен обнаруживаем себя перед капитальной оградой. Судя по звукам, на территории бывшей воинской части теперь кипит коммерческая деятельность. Территория огорожена новой кирпичной стеной, плотно обмотана колючей проволокой. Похоже, когда здесь сидели ракетчики, это место не оборонялось столь тщательно. Собаки внутри периметра начинают заливаться задолго до того, как приблизишься к стратегическому объекту. Выбегают встречать.

Сегодня это частная собственность. Расположен участок очень удобно: кому надо — найдет, а случайный человек вряд ли попадет сюда. Внутри часть площадей отдана под «спортивно-оздоровительный комплекс». Есть удобные гостиничные номера, спортплощадки, бани разных типов (даже интригующая баня-«крематорий» — это не шутка), прочие удобства для активно отдыхающих компаний. Говорят, имеется также ружейный стенд, можно стрелять по тарелочкам. Ну это же ракетная часть. Хранят славные традиции.

То, что не используется под корпоративы, задействовано под деревообрабатывающее производство. В общем, не зря строили военную базу.

По пути находим еще один реликт советского милитаризма. Немного в стороне от расположения ракетчиков зарастает травой и мхом брошенное здание пожарного караула. Очевидно, такие полагалось иметь на столь серьезных военных объектах. Боксы для машин, пересохшие пожарные водоемы, неведомые трубы подозрительного диаметра, надписи «ДМБ, Чебоксары» — всем этим комплектовались подобные подразделения Вооруженных сил.

Беседка, где армейские пожарные коротали редкие минуты отдыха от борьбы с огнем, увита виноградом. Ягоды давно никто не собирает, не использует. И предполетная партийно-политическая работа совершенно пущена на самотек.

В случае тревоги несуществующей пожарной команде полминуты езды до взлетно-посадочной полосы. Когда-то существовал проезд, но теперь он ликвидирован за ненадобностью, вдоль ВПП лесхоз плотно посадил молодые сосны.
Асфальтобетон держится из последних сил под напором растительности. Однако чем ближе к зданию аэропорта, тем лучше покрытие. За ним явно следят. Вообще-то, эту полосу любят автомобилисты — периодически тут проводят соревнования драгрейсеры. Полная длина полосы — полтора километра, но этим гонщикам, как известно, достаточно 402 метров.

Аэропорт выглядит вполне живым. Перед зданием красуется списанный Ми-2. На площадке рядом с самолетом Ан-2 стоит еще один вертолет — действующий. Это как раз он шумел недавно двигателем: минут десять назад вернулся с патрулирования.

Сейчас здесь всем заправляют спасатели из «Беллесавиа». Собственно, пока они здесь, аэропорт жив. Мы все видели, что происходит со зданиями, которые пустуют хотя бы год.

Подразделение МЧС по воздушной охране лесов прописалось на площадях аэропорта через несколько лет после того, как умерло пассажирское воздушное сообщение. В штате в основном молодежь, про былые времена знают лишь в общих чертах.

Со старшим летчиком-наблюдателем Николаем Лазаровским поднимаемся в самое интересное место — командно-диспетчерский пункт:
— Отсюда наблюдали за взлетом и посадкой, тут располагался пульт управления посадочными огнями, средства связи, прочее оборудование для управления полетами…
Сейчас все демонтировано, из оборудования — только веник. Зато виды красивые.

Пассажирская часть порта выполнена с размахом — в два уровня, с большими окнами и просторным балконом, с которого требовалось наблюдать за взлетающими и садящимися самолетами.

Того, кто помнит подробности, мы отыскали в Мозыре. Николай Лазакович всю жизнь проработал в этом аэропорту. Пришел сюда радиотехником в 1967-м и остался до конца.
— Авиалиния Минск — Гомель — Мозырь — Минск открылась в конце сороковых. Сначала обслуживали ее Ли-2 минского авиаотряда [советская вариация американских двухмоторных самолетов Douglas DC-3. — Прим. Onliner.by], я их уже не застал. К тому времени, как я пришел сюда после Рижского авиационного училища связи, в поле стояло только деревянное здание с маленьким залом ожидания площадью 4 на 5 метров, кассой да медпунктом для летчиков. Это уже в конце семидесятых большой вокзал построили. На Минск каждое утро улетал Ан-24. У него вместимость 52 человека, и при этом практически всегда салон был заполнен. Билет, насколько я помню, 7 рублей стоил. Время в пути — 55 минут. Конечно, это удобнее, чем 6 часов поездом.
Такой же самолет летал и в Киев. Туда еще, помню, помимо пассажиров, иногда груз брали — продукцию кабельного завода. А поскольку желающих лететь было много, то в Киев еще и 12-местный Ан-2 летал.

В те времена от Мозыря до столицы СССР было часа полтора на Як-40. Нынешнему поколению такие скорости не снились. Продлилась эта благодать до 1985-го, когда Москву отменили.
Еще несколько лет держались другие направления. Продолжали возить командировочных и бабушек с яйцами бессмертные «кукурузники» на местных линиях. Билет по маршруту Мозырь — Наровля — Хойники — Гомель стоил около 4 рублей. В 9 утра улетел с продукцией на гомельский рынок, к 6 вечера вернулся — удобно. Но мы теряли порты один за другим. Расскажи сегодня молодому жителю Лоева или Житковичей про то, что когда-то у них работал какой-никакой аэропорт, — не поверит.

Последний пассажир «погасил за собой свет» в мозырском аэропорту в 1992 году. С тех пор тут садится и взлетает только авиация специального назначения.
* * *
Так уж повелось, что каждый новый рейс из регионального аэропорта истосковавшиеся по небу люди воспринимают как начало новой эры в истории отечественной авиации. Ну, может, хоть теперь постепенно полетим! Не век же по Борисполям скитаться…
Весной на общественное обсуждение был вынесен проект генплана Гомельской области. В этом большом, абстрактном и достаточно скучном (как и полагается такому документу) собрании таблиц, диаграмм и экономических выкладок упомянут и воздушный транспорт. Ожидается, что на юго-востоке вырастут объемы грузовых и пассажирских перевозок, самолеты окажутся востребованы и экономически целесообразны. Мозырь рассматривается как базовая площадка для малой авиации.
Генплан самого Мозыря еще более оптимистичен (пессимистам больше нравится слово «утопичен»): «Возобновление работы аэропорта с организацией местных и других воздушных линий».
Если что, инфраструктура не развалилась. И виноград созрел.
679Просмотров
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]