Главное меню
КТО ВЕЗЁТ, ТОГО И ГРУЗЯТ
Настал тот момент, когда тысячи учителей по всей стране могут откупорить шампанское. Министерство образования наконец-то опубликовало перечень документов, которые обязаны вести учителя. Чтобы сократить, наконец, излишний бумагооборот, на который давно жаловались работники образования. Для этого, правда, потребовалось личное указание главы государства и почти два года времени. Однако если вспомнить пословицу, что обещанного ждут гораздо дольше, то стоит лишь только порадоваться такой оперативности.
С одной стороны, давно пора «волком выгрызть бюрократизм», как завещал великий пролетарский поэт. В то же время лично мне видится большая вероятность того, что очередной антибюрократический приступ ничем не закончится. Или закончится ничем. Что одно и то же.
Скажу честно: лично я от школы человек далёкий. Хотя двое моих близких родственников имели удовольствие поработать в этой системе. И настолько впечатлились, что по истечении нескольких лет решили уйти из образования в другие сферы, где суммы в «расчётнике» побольше, а нервотрёпки поменьше. Но историй о том, как весело и задорно было трудиться на ниве просвещения, я к тому моменту наслушался немало. Хотя – кто знает? – вполне вероятно, что люди просто не нашли себя в школе. А кто-то другой увлечённо отдаётся учительской работе. Постанывает под гнётом бумаг, но продолжает сеять разумное, доброе, вечное.
Не будем сейчас вновь перечислять те проблемы, на которые жалуются учителя. Вместо этого лучше зададимся вопросом, почему вообще сложилась такое положение, что «одёргивать» бюрократический аппарат пришлось на самом высоком уровне. Так, рабочая группа под председательством заместителя премьер-министра лишь в октябре этого года отметила, что на учителей возлагают «несвойственные им функции». И, судя по последним публикациям в СМИ, причиной всему являются перегибы на местах. Избавить от которых и призван свежеизданный перечень документов.
Но один нюанс здесь не учитывается: если над областной структурой есть только столичное начальство, то над районной довлеют как столица, так и «область». А вруг проверка приедет и устроит всем очистительную процедуру? Нет, лучше обезопаситься, заготовив лишний килограмм красиво оформленных бумажек. Ведь именно по ним у нас оценивают эффективность работы. И не только в системе образования. Так что обвинять во всём руководство на местах было бы несправедливо. Система изначально забюрократизирована по самое «не могу».
Но вот появился единый перечень документов, что само по себе отрадно. Однако надо понимать один момент: министерство чисто физически не может приставить к каждому учителю отдельного человека, который следил бы, чтобы педагога не обижали и не грузили лишней работой. А ведь именно этого, похоже, и ждут: мол, прилетит в голубом вертолёте суровый, но справедливый дядька, и накажет «нехорошее» начальство. Но спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Если ты сам боишься отстаивать свои права, то за тебя никто этого не сделает.
Я не зря говорю о страхе. Не в примитивно-биологическом, а в социальном смысле. Об извечном опасении, как бы чего не вышло. Я давно заметил, что если просишь учителей рассказать о проблемах современной школы, то сразу же следует реплика: «Только фамилию мою не называйте!» В большинстве критических статей в разных СМИ комментарии учителей даются либо анонимно, либо с указанием лишь имени. Люди боятся открыто выражать своё мнение! Не берусь судить, насколько оправданы их опасения. Но сам факт показателен: публичное высказывание своих мыслей почему-то воспринимается как опасное вольнодумство. Заметьте: речь идёт не о каких-то спорных идеологических моментах, а о сугубо рабочих вопросах. Моя хорошая знакомая, школьный учитель, как-то раз долго плакалась о том, что тяжело в образовании, что много бумаг приходится заполнять, что газеты заставляют выписывать. «Так не выписывай!» - не выдержал я. «Не могу, меня тогда…» - «А что они тебе сделают? Уволят за это? Расстреляют?»
Знаете, есть одна хорошая поговорка: «Кто везёт, того и грузят». Причём проявляется это в совершенно разных  ситуациях. Если пару раз дал себя «наклонить» - значит, будут «наклонять» и дальше. И не важно, в какой сфере ты работаешь и на предприятии какой формы собственности. Государственная политика здесь тоже ни при чём. Обычные законы жизни. Не осадил вовремя нагловатого человека – со временем он окончательно сядет тебе на голову. Смолчал, когда начальник навязал тебе не твою работу – будешь и дальше её выполнять. И с каждой такой уступочкой (мол, не буду нарываться, зачем лишний раз конфликтовать и т.д.) у тебя откусывают маленький кусочек личной свободы выбора. Сам не замечаешь, как обрастаешь кучей мелких обязанностей, которые вроде бы и не должен выполнять, но отвязаться уже невозможно. А заполни-ка ещё вот такую бумажечку, чего тебе стоит? А вот проведай семью социально опасную. И проследи, чтобы этот оболтус Иванов (Петров, Сидоров) из 9 «Б» опять в милицию не попал. Ну и что с того, что это уже внеурочное время?! Ты же педагог!
К чему это я? Да к тому, что по жизни нас продавливают ровно настолько, насколько мы «продавливаемся». И учителя, на мой взгляд, отчасти сами позволили загнать себя в такие условия. Ведь из нашего педагога понемногу вытравили чувство гордости за себя и за свою профессию. Хотя настоящие профессионалы, учителя с большой буквы, в наших школах ещё не перевелись. Есть люди, которые с высоты своего опыта, квалификации, достижений имеют полное моральное право посылать к чертям любые ненужные бумажки, как завещал тот же Маяковский. Но смелости для этого хватает далеко не у всех.
Не хватает нашим учителям, на мой взгляд, и какой-то профессиональной солидарности. Если ВЕСЬ педколлектив вежливо и корректно откажется выполнять лишнюю работу, то здесь уже ничего не попишешь. И не нужно никаких дополнительных министерских циркуляров. Но что-то  я не слышал о таких случаях единодушия. Зато разобщённости сколько угодно. Сплетни, интриги и грызня за учебные часы. Согласен, кушать всем хочется. Но ведь понимание того, что все находятся в одной лодке, тоже должно присутствовать.
Возможно, беда ещё и в том, что система образования практически полностью держится на хрупких женских плечах. Катастрофически мало мужчин работает в школах. Нет гендерного равновесия. Дело даже не только в том, что мужчине легче поставить на место какого-нибудь зарвавшегося юного хама. Солидного мужика трудно «продавить». А ко всякого рода бумажной возне мои знакомые учителя-мужчины питают органическое отвращение. В то время как женщины более аккуратны и исполнительны. Однако именно на этой хорошей, в общем-то, черте и паразитирует бюрократизм.
Но мужчин в школах можно пересчитать по пальцам. И главная причина здесь вовсе не в бюрократизме, а в зарплате. Здесь мы возвращаемся к тому, о чём говорят уже не первый год. Сколько бы ни вопили о высокой миссии и духовных ценностях, достойный заработок был и остаётся одним из мощнейших источников самоуважения и профессиональной гордости. И пока педагоги не начнут ежемесячно получать достаточное количество «презренных» бумажек, ничего существенно не изменится.

Григорий Алейников.
 
653Просмотра
  • Добавил:
  • Добавлено:
    10.11.2014
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]