Главное меню
МОЗЫРСКИЙ БИЗНЕСМЕН: «ЗА ВСЁ ОДНАЖДЫ ПРИДЁТСЯ ОТВЕТИТЬ!»
О своеобразии «бизнеса по-белорусски» немало говорят и пишут. Предприниматели нередко жалуются на зарегулированность рыночных отношений со стороны государства и большое количество проверяющих-контролирующих структур. В то же время далеко не все представители малого и среднего бизнеса, однажды пустившись в свободное экономическое плавание, горят желанием возвращаться в госсектор. Собственное дело, даже если оно не приносит быстрой прибыли, становится для них образом жизни и способом самореализации. И за двадцать с небольшим лет, прошедших с момента, когда у нас разрешили частное предпринимательство, в обществе сложилась определённая прослойка людей с принципиально новым мышлением. Тех, кто не ждёт помощи извне, не уповает на социальные льготы, а стремится самостоятельно обеспечить собственное финансовое процветание.
Сегодняшний герой рубрики «Интервью» - один из таких предпринимателей, начинавших своё дело ещё в девяностые годы. По личным причинам наш собеседник пожелал сохранить анонимность, однако не отказался порассуждать о моральном облике современного бизнесмена, о достижениях в сфере зависти, о своей нелюбви к олигархам и польским яблокам, а также о том, чем отличается бизнес от «рвачества».

- Многие состоятельные люди начинали свой бизнес в «лихие» девяностые. Насколько было сложно работать в те годы?
- Сразу скажу, что мне не очень нравится слово «лихие» по отношению к тем годам. Да, были определённые сложности. Но в то же время мы развивались, искали новые пути, экспериментировали. Это было время созидания, когда мы строили свой бизнес, чувствовали себя первопроходцами, создавали новые рабочие места. Поэтому лично я воспринимаю девяностые как очень позитивный период своей жизни.
Начинать было, конечно, трудно. Ведь предпринимательство у нас только зарождалось. И поначалу все работали по принципу «купи-продай». Тогда это был единственный проверенный вариант. Хотя кое-какое производство мы тоже пытались наладить, но на тот момент оно не приносило ощутимой прибыли. Зато в целом благодаря развитию частной торговли удалось преодолеть острый товарный дефицит, возникший в конце 80-х – начале 90-х.
Хорошо помню свой первый предпринимательский опыт. Дело было уже на «закате» советской эпохи. Тогда многие наши люди стали ездить торговать в Польшу. У поляков «шоковая терапия» и товарный дефицит начались ещё раньше, чем у нас. Поэтому имелся большой спрос на разные товары: от электродрелей до спичек. Вот я и вёз с собой какие-то инструменты: отвёртки, плоскогубцы… Как сейчас помню, заработал на своей первой коммерческой операции четыреста долларов. Для сравнения: за три тысячи «зелёных» тогда можно было купить неплохую квартиру.

- Отношение к предпринимателям в народе порой неоднозначное. На форумах в интернете часто можно встретить слова «хапуги», «барыги» и т.д. Откуда, на ваш взгляд, берётся этот негатив?
- Я считаю, что такое отношение уходит корнями в советские времена. У тогдашнего строя были как очевидные, так и очень спорные достижения. Но в чём мы однозначно переплюнули весь мир, так это по уровню зависти. Никто так не умеет завидовать, как мы. Конечно, это наложило отпечаток на целые поколения людей, и на моё в том числе. Я ведь тоже воспитывался в советском обществе и даже в партии состоял.
Мы раньше как жили? Годами стояли в очереди, чтобы получить квартиру. Холодильники приобретали по талонам. Какой-нибудь «Жигулёнок» купить – тоже очередь. Уравниловка сплошная! Зато когда материальные блага стали доставаться по способностям, а не по потребностям, появилась зависть к более успешным людям. Тем более до этого нам годами вдалбливали в голову, что капитализм – это плохо.
Однако молодёжь, родившаяся в 80-е и 90-е годы, отличается от нас в лучшую сторону. Она предпочитает не завидовать, а добиваться. Простой пример: когда-то в БССР было в среднем 40-60 тысяч студентов. Сейчас их в Беларуси порядка 400 тысяч. Уже давно не редкость, когда у молодого человека есть два, а то и три высших образования! Это значит, что молодёжь стремится к знаниям, ищет свой путь. И это поколение относится к частному бизнесу совсем иначе. У них уже есть понимание, что никто на блюдечке тебе ничего не принесёт, что надо работать и зарабатывать.
Меняется и отношение властей к бизнесу. С предпринимателями начинают сотрудничать в социальной сфере, особенно на местных уровнях. Да и вообще бизнес – это благотворительность, уплата налогов... Кстати, о налогах. Многие частные фирмы платят налога на прибыль в расчёте на одного работника больше, чем наши флагманы промышленности! Другое дело, что в фирме может работать 5-10 человек, в то время как на крупном заводе – несколько тысяч. Но сам факт говорит о том, что роль частного бизнеса в экономике страны растёт, и с этим нельзя не считаться.

- Однако возникает впечатление, что развитие частного бизнеса у нас не является приоритетом, а ставка по-прежнему делается на госсектор. Взять хотя бы тот факт, что в белорусском бизнесе нет крупных фигур, как, например, в России.
- Как показывает западный опыт, накопление капитала – процесс небыстрый. У них миллионеры свои состояния копили десятилетиями, из поколения в поколение. И там, заметьте, нет «олигархии», когда человек всего за несколько лет становится «владельцем заводов, газет, пароходов» за счёт захвата госсобственности. А в России и на Украине полно таких примеров. В Беларуси, правда, «олигархам» развернуться не дали. И я считаю, что это правильно. Несправедливо, когда один человек в силу своей изворотливости заполучает в собственность народное достояние, богатство, создаваемое трудом целых поколений. Вот представьте на минуту, что было бы, если бы Мозырский НПЗ принадлежал какому-нибудь олигарху. Деньги, которые сейчас идут на помощь городу, на строительство спорткомплекса для мозырян, на социальную сферу, оседали бы на счетах в иностранных банках, превращались бы в яхты и заграничную недвижимость.

- Тем не менее, предприниматели жалуются на сложные условия, в которых приходится работать и чрезмерное вмешательство государства в деятельность бизнес-структур…
- Если платишь налоги и не нарушаешь закон, то никто тебе специально мешать не будет. Я в этом глубоко убеждён. Работаешь – ну, и работай! Бюрократизма опять же стало меньше. Процедуры регистрации и лицензирования производятся довольно быстро. И вообще в Беларуси, на мой взгляд, открыть своё дело проще, чем в России, Украине или Прибалтике.

- Но это всё бывшие советские страны. Другое дело, западные государства, где вмешательство контролирующих органов в работу бизнеса сведено к минимуму.
- Это вам так кажется! Я часто сталкиваюсь с подобными стереотипами. Мол, у них сплошная свобода и либерализм. Поверьте, там тоже хватает всяких бюрократических проволочек. В США какой-нибудь, условно говоря, кустик срезать в собственном дворе нельзя без согласования. В Европе тоже хватает своих юридических «рогаток». Не говоря уже о порой драконовских налогах. Так что у нас всё очень даже неплохо.

- Зато цены на товары в розничной торговле у нас по некоторым позициям не только достигли европейского уровня, но и давно превысили его. Как вы считаете, почему так происходит?
- Любое государство защищает своего производителя посредством ввозных пошлин, что приводит к повышению цен на импорт. В частности, это касается непродовольственных товаров. А стоимость отечественной продукции во многом зависит от энергоёмкости производства, наличия современных экономичных технологий. И ещё у нас климат более холодный, чем во многих других промышленно развитых странах. Соответственно, у нас выше затраты хотя бы на то же отопление цехов.
Если же говорить о продуктах питания, то я бы не сказал, что где-нибудь в Европе они значительно дешевле.

- Но, например, польская свинина дешевле нашей процентов на 30-40.
- А вы её пробовали? Я пробовал и остался не в восторге. Её низкая стоимость достигается за счёт удешевления кормов. Когда-то в Беларуси тоже шли по этому пути: у нас работало два производства белково-витаминных концентратов (проще говоря, кормовых дрожжей). Один завод был Полоцке, второй – в Мозыре. Потом по гигиеническим и медицинским соображениям от концентратов решили отказаться в пользу более натуральных кормов. Зато во многих других странах их до сих пор используют. Дёшево и сердито. Но вот безопасно ли для здоровья?
Чем экологичнее продукт, тем он дороже. Почему польские яблоки стоят копейки? Да потому что после обработки химикатами потеря товара практически нулевая. Яблоку по всем законам природы давно пора сгнить, а оно лежит на прилавке без единого пятнышка! Можно только догадываться, чем оно обработано. Поэтому я предпочитаю наши белорусские яблоки. Пусть дороже, но здоровее.

- А вот многие наши соотечественники считают, что высокие цены держатся из-за непомерных наценок.
- Да, есть предприниматели, которые ещё словно живут в 90-х, когда можно было получать 100 и более процентов чистой прибыли. Но в наше время такая сумасшедшая наценка – это не бизнес, а просто рвачество. На Западе 15-20 процентов чистой прибыли – это просто «космический» результат. А в среднем, если ты получаешь процентов 5-6, то считается, что у тебя крепкий бизнес. И мы тоже постепенно приходим к этому.

- В своей социальной политике наше государство во многом следовало примеру Советского Союза. В итоге в обществе сформировалась иждивенческая психология. Не сдерживает ли это развитие деловой инициативы?
- Социальная политика должна работать в любом случае. Это признак цивилизованного государства. Возьмём такой параметр как объёмы жилищного строительства. Считается, что страна достаточно развита, если в год на каждого её жителя приходится один квадратный метр построенного жилья. Году к 2011-му отдельно взятый город Мозырь вышел на аналогичные показатели. Конечно, затраты по массовому льготному строительству полностью ложились на госбюджет. Причём некоторые умудрялись злоупотреблять помощью государства и за счёт различных махинаций и ухищрений строить не одну, а целых две или даже три квартиры под мизерный процент. (Тоже ярчайший пример рвачества). Потом объёмы строительства значительно снизились, поскольку список нуждающихся серьёзно «проредили». Но социальная поддержка должна существовать. Чтобы по-настоящему нуждающиеся семьи имели возможность получить крышу над головой.
Как предприниматель, я только «за», чтобы уплаченные мною налоги шли на социальные программы. Это обеспечивает стабильность в обществе, необходимую для развития экономики.

- Каким вы видите образ современного белорусского бизнесмена? Существует ли своего рода моральный кодекс «строителя капитализма»?
- Сейчас лицо белорусского бизнеса, на мой взгляд, определяют образованные молодые ребята, окончившие вузы в начале 90-х. Многих знаю лично. Как правило, это люди, готовые работать ради достижения цели, не зная сна и покоя. И за ними будущее.
Что же касается «облико морале», то здесь один главный принцип: честность и порядочность. Чтобы людям, с которыми ты пересекаешься по работе, было приятно иметь с тобой дело. Плюс определённая доля скромности. Я не раз наблюдал, как в те же 90-е новоявленные предприниматели растопыривали пальцы веером, когда удавалось выбиться из грязи в князи. Но сколько бы денег ты ни имел, это не даёт тебе права смотреть на других людей свысока. Все мы одинаково дышим, пьём, едим, и, простите, в туалет ходим. И даже если ты заработал на золотой унитаз, это ещё не значит, что ты чем-то лучше.
Кроме того, серьёзный бизнесмен не отказывается помогать местным властям, по мере сил занимается благотворительностью. Надо не только что-то получать от жизни, но и отдавать взамен. Вообще я придерживаюсь мнения, что за все наши поступки однажды придётся держать ответ. Пожалуй, именно таким принципом стоит руководствоваться, выстраивая отношения с людьми.

Записал Виталий Рудковский.
 
869Просмотров
  • Добавил:
  • Добавлено:
    24.10.2014
5 комментариев Добавить комментарий
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]