Главное меню
Народные волнения власть поставила вне закона

Изменения и дополнения в закон о массовых мероприятиях широко обсуждаются еще с лета этого года, когда стало известно о проекте. Осенью масла в огонь подлило тайное принятие Палатой представителей не только этих, но и ряда других репрессивных, по мнению оппонентов власти, поправок в законы, касающиеся общественно-политической деятельности. Причем внимание комментаторов акцентируется на опасностях для политической оппозиции. Однако в условиях, когда растет недовольство масс, поправки могут ударить не только по ней. Белорусские общественные организации даже обратились в Конституционный суд, считая, что эти поправки противоречат Основному закону. Однако суд прогнозируемо не нашел в поправках никаких несоответствий Конституции. Возникла также идея инициировать исключение Беларуси из ОБСЕ за несоблюдение базовых норм этой организации. Как считает политолог и юрист Юрий Чаусов, поправки в закон о массовых мероприятиях, например, больше коснутся рядовых граждан, нежели политических деятелей. Эксперт отмечает, что внесение правительством в парламент проекта изменений в этот закон было политически обусловлено акциями протеста, состоявшимися в Беларуси в нынешнем году. Нормы изменений затрагивают как порядок организации массового мероприятия, так и порядок участия в нем. Так, в статье 2 закона расширено понятие такого вида массового мероприятия, как пикетирование. К пикетированию приравнивается совместное массовое присутствие граждан в заранее определенном общественном месте (в том числе под открытым небом) в установленное время для совершения заранее определенного деяния, организованное (в том числе через интернет или иные информационные сети) для публичного выражения своих общественно-политических интересов или протеста. Эта юридическая новелла явно навеяна летними «молчаливыми акциями», организованными интернет-сообществом «Революция через социальную сеть». «В первоначальной версии законопроекта, — отмечает Чаусов, — предполагалась формулировка «для совершения заранее определенного действия или бездействия». Под давлением общественности термин «бездействие» был убран из законопроекта. Однако в связи с тем, что в белорусском административно-деликтном праве термин «деяние» понимается именно как «действие или бездействие» (статья 2.1 Кодекса об административных правонарушениях), то по сути внесенная в законопроект норма предусматривает ответственность и за бездействие». Таким образом, любой факт совместного присутствия граждан в заранее оговоренном месте образует состав правонарушения, связанного с нарушением порядка проведения массового мероприятия и участия в нем, подчеркивает юрист. В статье 5 закона предусмотрено дополнительное регулирование проведения массовых мероприятий с использованием транспортных средств. Нормы этой статьи фактически делают невозможным проведение таких массовых акций, поскольку в заявке требуется указать не только маршрут движения, но и марки, модели, регистрационные знаки транспортных средств; более того — фамилию, имя, отчество, место жительства (пребывания) лица, которое будет управлять транспортным средством. Фактически власть таким образом ставит точку в акциях типа «Стоп-бензин», которые минувшим летом изрядно напугали белорусский истеблишмент. Для всех видов массовых мероприятий установлено обязательное указание в заявке источников финансирования. До получения разрешения на проведение массового мероприятия (а такое разрешение может быть выдано государственным органом за пять дней до даты мероприятия) запрещается распространять в интернете информацию о дате, месте и времени его проведения. Впрочем, на проведение символических протестных акций наиболее радикальной частью оппозиции эти поправки вряд ли повлияют. Как показали недавняя серия акций в поддержку политзаключенных на Октябрьской площади Минска, пассионарные одиночки готовы выходить на уличный протест, даже твердо зная заранее, что будут схвачены и наказаны. Сутки административного ареста уже не пугают. А вот обычно законопослушные граждане могут быть серьезно ограничены в правах на массовый протест. Весьма вероятные в связи с нарастанием экономического кризиса стихийные вспышки протеста власти смогут более уверенно подавлять с опорой на законодательные новеллы, отмечают независимые эксперты. Что же касается инициатив по противодействию репрессивным поправкам в законодательство, то тут общественные организации вряд ли добьются какого-то успеха. Внутри страны суды подконтрольны действующей власти. А проект исключения Беларуси из ОБСЕ вообще можно назвать неосуществимым. В сегодняшней ситуации членство Беларуси в этой организации не может быть приостановлено. Такое мнение высказал политический обозреватель Роман Яковлевский. Напомним: наблюдательная миссия Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси требует от государств-участников ОБСЕ рассмотреть на встрече Министерского совета ОБСЕ в Вильнюсе 6-7 декабря вопрос о приостановлении членства Беларуси в организации до момента ее возвращения к сотрудничеству с институтами ОБСЕ в сфере человеческого измерения и выполнения рекомендаций доклада по итогам «Московского механизма». «В ОБСЕ существует принцип консенсуса, поэтому требования приостановки членства Беларуси в этой организации может быть только требованием», — говорит Яковлевский. Он напомнил последний пример реальной приостановки членства одного из государств в ОБСЕ: «Это была Югославия при Милошевиче. Но там была война». По словам политобозревателя, заявление международной миссии правозащитников можно расценивать лишь как «элемент политического давления на власти страны, но и только». О том, что членство Беларуси вряд ли будет приостановлено, косвенно говорит, по мнению эксперта, и тот факт, что «даже нелегитимную в глазах объединенной Европы Палату представителей вернули в Парламентскую ассамблею ОБСЕ».

554Просмотра
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]