Главное меню
Немка, прожившая пять лет в Беларуси: «У вас что, права разыгрывают в лотерею?»
В сознании белорусов Германия — это страна с очень дисциплинированными водителями, прекрасными автобанами, великолепным (правда, дорогим) общественным транспортом и четкой системой организации дорожного движения. Интересно, как сами немцы воспринимают Беларусь? Впечатления Антье Зоммерфельд ценны тем, что она живет в Минске в течение пяти лет, ездит за рулем автомобиля и мотоцикла, катается на велосипеде, пользуется услугами такси и Uber, а давку в автобусе или вагоне метро считает хорошим поводом для знакомства. Дисциплинированная немка, которая оплатила в Беларуси несколько штрафов, удивляется: «Я обычный человек, стараюсь вести себя корректно и соблюдать правила... Но почему тут априори становишься виноватым?»

О водителях и человеческом факторе
— По моему ощущению, в Беларуси водители ездят так, будто не посетили ни одного занятия в автошколе! — Антье Зоммерфельд в отличие от большинства немцев довольно эмоциональна. — Особенно бросается в глаза, когда автомобилисты не держат безопасную дистанцию. Ну совсем никогда! Причем делают это просто так, без причины. Когда еду аккуратно, как принято в Германии, в эту дистанцию вечно кто-то перестраивается...

«Самое интересное, что аварий в Минске, по моему ощущению, меньше, чем у нас»
Знаете, в чем разница? Здесь обращают внимание друг на друга, следят, оценивают риски. При этом едут как дикие, устраивают шашечки, постоянно перестраиваются. А ДТП нет... Я в восторге! У нас наоборот: управляют аккуратно, но не обращают внимания на других. Логика типичного немца такая: я еду, соблюдаю, зачем мне смотреть на остальных? А если что-то случится, то ущерб покроет страховка.

Антье Зоммерфельд
Здесь нужно сделать оговорку: Антье говорит о ДТП, в результате которых повреждено только «железо». Не владеем данными о мелких происшествиях, потому что на Западе всерьез их не рассматривают. Зато щепетильно отслеживают учетные аварии (с пострадавшими и погибшими). Так вот в Германии в расчете на 10 тысяч человек их меньше.

— Еще одно наблюдение касается массового использования видеорегистраторов. У нас они тоже разрешены, но их устанавливают очень редко. Как мне объясняли, таким образом белорус обеспечивает себе алиби. Потому что если случится авария, то может так произойти, что именно тебе придется доказывать свою невиновность, — возмущается наша героиня.

По словам немки, у нее создалось ощущение, что в Беларуси основная ответственность делегирована простому человеку, на плечи которого ложится много долженствований и обязательств.
В результате образуется ком виртуальных долгов, которые все время давят: «Немудрено, что по улицам все ходят понурые и редко улыбаются. Хотя я знаю, что среди белорусов много веселых и добродушных людей. У меня сложилась компания друзей, с которой я хожу, например, в сауну. Это у вас целый ритуал, связанный с похлопыванием березовыми вениками, приготовлением еды, разговорами, песнями».

Об обслуживании автомобилей и дорогах
Когда Антье только собиралась переехать в Минск (сейчас у нее завершается 5-летний контракт), были опасения по поводу состояния дорог и того, что дизельный автомобиль капитулирует зимой: все-таки в Германии не так холодно, как в Беларуси.

— Так вот что я скажу, — загадочно вздыхает немка. — Трассы у вас отличные. Объездила всю Беларусь и знаю, о чем говорю... Побывала в Браславе, Барановичах, Витебске, Полоцке и много где еще. Мой любимый город — Гомель, люди там очень дружелюбные.

Сначала Антье приехала в Беларусь на бензиновом Volkswagen Golf, а потом решила поменять машину: «Мне очень повезло. В Германии я выиграла в лотерею деньги и решила вложить их в автомобиль. Так у меня появилась дизельная Audi A6 (2013 г. в.), на которой я тоже ездила по Беларуси».

Обслуживались машины на официальных сервисах в Минске. Немку удивило, что приходилось заранее заказывать запчасти и расходники. Цены на услуги она считает низкими, а обслуживание оценивает как достойное.

— В Германии автомобили обходятся гораздо дороже, — замечает героиня. — Например, страховка на мою Audi A6 стоит мне 100 евро в месяц, экологический налог — 400 евро в год, плюс платная парковка и дорогое топливо.
Спустя несколько лет жизни в Минске Антье отказалась от использования машин в пользу мотоцикла (это связано с ограничениями в законодательстве) — у нее BMW F650, на котором она ездит не только по Беларуси, но также совершает длительные поездки, в частности, по Скандинавии и Прибалтике.

— Почему я оставила для поездок по вашей стране именно мотоцикл? — переспрашивает немка. — Это мое лекарство от депрессии. Он позволяет радоваться и вырабатывать гормоны счастья.

Еще одним увлечением стал театр. Работая в университете, старший преподаватель собрала труппу из 18 студентов, которые ставят спектакли на немецком языке.
— Удивительно, что ребята, у которых не так много свободного времени, принялись за работу с огромным энтузиазмом, — восхищается Антье. — Белорусы поразили меня своей отзывчивостью. Мать одного из студентов, владелица ателье «Фуксия», бесплатно сшила всем костюмы для спектакля. А знаменитый пианист Юрий Блинов оказал помощь в организации музыкального сопровождения.

О нарушениях и логике штрафов
Откровением для нас стало то, что дисциплинированная немка оплатила в Беларуси немало штрафов. Она сама смущена этим обстоятельством: «Ведь я всегда стараюсь следовать правилам. Но здесь иногда не понимаешь логики. Например, я ехала по платной дороге, купила прибор, положила на счет денег. А он по какой-то причине не сработал. В результате меня остановила транспортная инспекция. Оказалось, что я нарушительница! Мне говорят: вам надо заплатить штраф в 300 евро. Продемонстрировала прибор, но это было неубедительным для инспекторов. В Германии бы проверили устройство на предмет исправности и корректной работы и делов!»

По мнению Антье, в Беларуси часто назначают виновным обычного человека, разные структуры таким образом перекладывают ответственность на рядового гражданина. А жесткость законодательства часто нивелируют люди, которые непосредственно общаются с водителями, пешеходами и понимают несовершенство системы.

— У нас тоже много штрафов! Но правила логичные и понятные. Если меня накажут, то я хотя бы буду понимать, за что, — восклицает немка. — А здесь часто спрашиваешь, почему такое правило. В ответ слышишь безапелляционное «ну потому что!». И у вас постоянно что-то меняется. Почему? И опять «потому что»...
Она вспоминает, как однажды в Гомеле попала в ДТП — ехала вместе с коллегой в такси. Водитель поворачивал налево и не пропустил встречную машину, которая, по словам нашей героини, ехала очень быстро. Антье специально дождалась ГАИ, чтобы дать показания. По ее мнению, этого было бы достаточно, чтобы оправдать водителя такси. Но когда мы сообщили, что, несмотря на это, его могли признать виновным, она была поражена.

— А вот люди у вас хорошие и часто помогают, даже не зная, что я из Германии, — говорит собеседница. — Несколько раз у меня посередине дороги заканчивался бензин. Всякий раз не приходилось долго ждать: останавливались другие водители, абсолютно бесплатно привозили топливо. В Германии такую помощь не встретишь — только за деньги. В Беларуси многое на контрастах. От любви до ненависти один шаг — так у вас говорят?

О переходах без светофоров и разметке
— Часто вижу, что водители вешают под лобовым стеклом лазерные диски, — вдруг вспоминает фрау Зоммерфельд. — А у нас это строго запрещено, поскольку может ослепить других автомобилистов. За это грозит большой штраф. Вот она логика — понимаете?

Антье также бросилось в глаза, что в Минске многие водители, ожидая зеленого сигнала светофора, переезжают стоп-линию, что в Германии трактуется как грубое нарушение. При этом она в восторге от обратного отсчета на табло: «Это супер! У нас такого нет».

— А вот что не нравится, так это пешеходные переходы без светофоров, — продолжает наша героиня. — Это очень опасно! Особенно когда темнеет. Кстати, что у вас с освещением? Все такое тусклое — приходится сильно напрягать зрение... Конечно, ситуация с пешеходами — это не проблема людей, хотя у нас, как и в Беларуси, всегда виноват водитель (пешеход считается незащищенным участником дорожного движения). В Германии в принципе не найдешь переходов без светофоров — мы знаем, что это опасно.
Немка не понимает, почему не везде на белорусских дорогах присутствует разметка, обозначающая край проезжей части и бордюры.

— И еще эти знаки, — вздыхает Антье. — Я решительно их не понимаю. На въезде во двор стоит запрет. Говорю водителю: сюда нельзя. Он машет руками, мол, это не считается. В смысле? Как понять? Знак случайный? Но знаете, я уже привыкла. У вас тут многое понарошку, да?

О пьяных водителях и идиотентесте
Заговорили о пьяных водителях, которых нередко задерживают в Германии, и знаменитом идиотентесте. Приятель Антье как-то попал в такую ситуацию. Он поругался с друзьями на вечеринке, которая проходила за городом. В пьяном виде сел за руль и отправился в Берлин. Проехал по автобану около 80 километров. В городе его остановили полицейские, обратившие внимание на виляющий автомобиль. Сутки знакомый провел в камере, где протрезвел. Дальше началось самое мучительное и неприятное.

— Идиот у нас — это человек, который не дружит с головой, — делает характерный жест наша героиня. — В принципе, пройти идиотентест — это как учеба в автошколе, только еще раз. Регулярные проверки на наркотики, алкоголь, консультации с психологом... Но главное, что это очень дорого — процедура по возврату водительских прав может стоить несколько тысяч евро.
Все время Антье приговаривает, что поступок приятеля был эмоциональным, неправильным и ему нельзя было так делать: «Все это круто изменило его жизнь. Он лишился работы, так как в течение пяти или шести лет не смог водить автомобиль. Ему пришлось потратить большую сумму, чтобы получить права снова. Это было глупо, и он об этом сильно пожалел».

— Кстати, имеют ли ваши полицейские право останавливать без причины? — задали мы вопрос, волнующий многих белорусов.

— Да. И так часто поступают... Как правило, из-за наркотиков. Например, если ты движешься со стороны Голландии, то тебя наверняка остановят. Там легализована марихуана и пр.

О мотоциклах и байкерах
Немка рассказывает, что поездки на мотоцикле стали для нее отдушиной в теплое время года. При этом замечает, что села за руль своего эндуро в сорок лет, как и многие ее соотечественники, тогда как в Минске на байках ездит в основном молодежь.

Чтобы сдать на права соответствующей категории, Антье заплатила около двух тысяч евро. Вспоминает, что было очень много практики, посвященной безопасному вождению: «Учили всему! Тебе не дадут права, пока не поймут, что ты управляешь мотоциклом абсолютно безопасно. А в Минске совсем по-другому. Байкеры едут как на велосипеде, рассуждая, наверно, что это же так легко. У вас что, права разыгрывают в лотерею? Я хорошо понимаю, почему тут автомобилисты жалуются на мотоциклистов, которые постоянно маневрируют и резко ускоряются».

В Германии при поездке на мотоцикле обязательны не только шлем, но и специальная обувь, мотоэкипировка.

— Иногда замечаю, как тут ездят пассажирки мотоциклов: словно они принцессы — на каблуках! — смеется Антье. — Такое в Германии непозволительно...

Об общественном транспорте
Как активный человек, фрау Зоммерфельд часто пользуется общественным транспортом — в основном метро и автобусами.

— Это и есть настоящее страноведение! — считает она. — Знаете, иногда садишься в поезд метро и кажется, что он последний, потому что все-все стремятся в него попасть. Как будто другого уже не будет. Нам надо-о-о!
Также Антье удивляется, что подземка в Минске считается режимным объектом: «В Берлине или Гамбурге просто спускаешься в переход и ты уже на платформе. Нет ни охраны, ни турникетов. А в Минске, смерив строгим взглядом, попросят показать сумку. Честно говоря, мне не очень нравится, когда незнакомый человек разглядывает мои вещи: „Что это? А вот тут?“ В то же время моего 24-летнего сына это не беспокоит. Он говорит, что это наша безопасность, все нормально».

Наша героиня отмечает, что в Минске ощущает себя комфортно и очень ценит возможность спокойно перемещаться по городу практически в любое время суток. По ее словам, это разительный контраст, например, с Южной Америкой, где безопасно можно ездить только с личным водителем.

— Из каждой ситуации можно извлечь хорошее, — улыбается Антье. — Например, во время поездок в автобусе в час пик можно легко знакомиться. Я человек общительный и предлагаю соседу, дескать, раз уж мы так близко стоим друг к другу, так давайте поговорим. Люди по-разному реагируют на мои слова: «В смысле?» В прямом! Как вас зовут? Откуда вы?

О такси и Uber
Если нужно съездить в отдаленный от центра города район, то, как правило, немка пользуется услугами Uber или такси.

— Как часто бывает, тут тоже качели, — приводит очередной пример собеседница. — Пару дней назад была в гипермаркете, вызвала автомобиль Uber. У меня в обеих руках сумки. С намеком спрашиваю у водителя: «Можно положить в багажник?» Водитель отвечает: «А сами не можете открыть?» Конечно, говорю. Раз уж он такое решение принял... А когда села, заметила, что в Германии водители обычно помогают. Мы потом хорошо поговорили, водитель стал дружелюбным и попросил прощения, что не помог. Заметьте, опять зигзаги — от хамства до приятного общения...

Uber'а в том виде, в каком он существует в Беларуси, в Германии нет. Но через приложение можно вызвать обычное такси, а те имеют фиксированный тариф.

— Была уверена, что в Минске у таксистов тоже одни и те же расценки, — рассказывает немка. — Однажды надо было от ЦУМа доехать до ТД «На Немиге». Села в такси на парковке. Когда пришло время расчета, водитель объявил: 21 рубль. За что? Как это возможно?
Мне тыкнули в бумажку: вот тариф. То есть перед поездкой надо было изучить все, что написано в салоне? В другой раз ехала на такси от посольства Германии (на пр. Газеты Правда) в направлении Троицкого предместья. Надо было просто двигаться прямо по пр. Дзержинского. Водитель, вероятно, решил, что я не ориентируюсь, и стал возить кругами. Я заметила: это как бы неправильно... Вдруг шофер повел себя нагло, сказал, что есть несколько путей.

«Я уяснила, что у вас можно быть правым формально и по-настоящему и это почему-то разные вещи...»
О поездках на велосипеде
В Германии фрау Зоммерфельд, как и многие другие немцы, каждый день ездит на велосипеде по нескольким причинам: во-первых, общественный транспорт очень дорогой (разовый билет может стоить несколько евро), во-вторых, это позволяет поддерживать себя в форме. В Минске она тоже не изменяла этой привычке:

— Неожиданно выяснила, что в Беларуси по проезжей части ездить нельзя (хотя в городе столько бордюров!). Рядом двигалась машина ГАИ, инспекторы включили сирену, что-то сказали в громкоговоритель. Я даже сначала не поняла, что мне. Ведь в Германии, наоборот, на велосипеде нельзя ездить по тротуарам, это считается опасным для пешеходов. Потом мы поговорили, я объяснила ситуацию, и они не стали штрафовать. Все обошлось. Это к слову о том, что в Беларуси многое зависит от того, с каким инспектором ты столкнешься — будет ли он проявлять формализм или объективно оценит ситуацию.

Вскоре у Антье закончится контракт. После пятилетней командировки она собирается вернуться в Германию, и ее уже одолевают двоякие чувства: с одной стороны, она от многого здесь устала, с другой — так привыкла к Беларуси и белорусам...
1674Просмотра
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]