Главное меню
ШЕСТЕРЁНКИ РЫНКА, ИЛИ ПОЧЕМУ КРИЗИСЫ – ЭТО НЕПЛОХО
На слово «кризис» у белорусов выработался своего рода условный рефлекс. Когда экономике в очередной предсказывают сваливание в «штопор», в голове мелькает мысль:  «Запасать!» Валюту, картошку, соль, спички – всё, что угодно. Нет, мы кризисов не то чтобы боимся. Не зря же мы пережили девяностые. Но подготовиться нужно. Скорее, психологически, нежели экономически. Потому как кризис – это не только снижение привычного уровня потребления, но и моральный дискомфорт. Что-то вроде занозы. Или соринки в глазу. Вроде бы не смертельно, но неприятно.
То, что происходит сейчас, формально кризисом и не назовёшь. Больше подходит определение «временные трудности». Или, говоря языком экономистов, «кризисные явления». Курсы валют выросли, а зарплата топчется на месте. Как следствие – снижается покупательная способность. И мысли по этому поводу возникают самые мрачные. И ведь даже перед выборами не произошло повышения зарплат, на которое многие подсознательно надеялись. И это, пожалуй, даже к лучшему, что их не стали искусственно поднимать. В странах победившего капитализма ни один собственник предприятия, будучи в здравом уме, не станет повышать зарплаты сотрудникам, если не растёт производительность труда. В противном случае надуется денежный пузырь, который однажды лопнет с громким «ба-бах!» А дальше – новый виток инфляции. Короче, кризис.
Но даже у самых противных вещей могут быть полезные свойства. И кризис – это не всегда плохо. А иногда и очень даже хорошо. Смотря в какой экономической системе. Например, в Штатах и Европе в разгар кризиса 2008 года снижались цены на продукты в супермаркете. Для нашей логики явление непостижимое. Ведь мы привыкли, что всё происходит с точностью наоборот. Кризис для нас – это подорожание всего и ежедневное переписывание ценников.
В чём здесь подвох? А нет  никакого подвоха. Давно известный закон рынка: когда  во время кризиса падает спрос, производители и продавцы максимально сбрасывают цены. Вплоть до того, что сбыть товар почти по себестоимости, лишь бы не уйти в «минус». Как говорится, не до жиру – быть бы живу.
 И вот сейчас нечто похожее (хоть  и очень отдалённо) происходит у нас. Со стоном, скрипом и скрежетом начинают вращаться ржавые шестерёнки рыночного механизма. Вот несколько примеров из повседневной жизни. Не так давно отправились мы с супругой на рынок, прикупить кое-что из одежды. Сам я отовариваться там не люблю, но жене понадобились тёплые джинсы. Прошлой осенью за такие штанишки на рынке просили порядка 400-450 тысяч. Поэтому на этот раз я морально готовился к цифре в районе миллиона. И что же? Джинсы такого же качества обошлись в те же 450 тысяч. Это при том, что курс валют не раз подпрыгивал.
Идём дальше. Потребовалась младшему члену семьи новая одежда на зиму. В позапрошлом году комплект из тёплых штанов и куртки мы покупали за девятьсот тысяч. Качество – очень средний «Китай». В этом году штаны и куртка хорошего фабричного пошива обошлись в миллион. Разница в цене статистически ничтожная. Напомню: прошло почти два года!
Или вот ещё пример: стоимость проезда в маршрутке № 16 снизилась с шести до четырёх тысяч. Вдумайтесь: цена билета в маршрутке упала почти до уровня обычного автобуса. Хотя раньше проезд только  дорожал. Как говорится, «нешта ў лесе здохла». На самом деле всё просто: упал пассажиропоток – и перевозчикам пришлось выкручиваться.
С ценами на продукты тоже происходят  любопытные вещи. Раньше как было: ходишь в один и тот же магазин покупать, например, курицу, и каждый раз цены прибавляют в весе на пару сотен рублей. А теперь они ведут себя как-то странно. То чуть выше подпрыгнут, то вниз присползут. Опять же скидки, акции, распродажи… Не как в Европе, конечно, но уже что-то.
Кстати, о Европе. Почему одежда и продукты у них часто дешевле, чем у нас? Это капитализм проклятый виноват с его перепроизводством всего и вся. Когда конкуренты влажно дышат в затылок, невольно приходится изворачиваться. И довольствоваться 5 процентами чистой прибыли, а не 50 и не 100. Выигрывает в итоге покупатель.
Именно рыночными механизмами объясняется ценообразование. Свинина, говорите, у нас дорогая? Господа, с нас просят ровно столько, сколько мы готовы заплатить. Но если при взгляде на ценник покупатели начнут разбегаться – цены поползут вниз. Ведь лучше продать с минимальным «плюсом», чем влететь  в огромный «минус». И чем ниже покупательная способность у народа, тем более неестественные позы приходится принимать импортёрам, производителям и продавцам. Выбивают у поставщиков более выгодные условия, изобретают бонусные карты, сбрасывают цены в «мёртвые» дни и часы. Лишь бы народ хоть что-нибудь покупал. В этом и заключается оздоровительный эффект от беспросветно кризисных, на первый взгляд, явлений. И если завтра реальные доходы населения всё же вырастут, то вновь задрать цены будет не так-то просто. Потому как у покупателя возникнет резонный вопрос: «А с какой радости я должен переплачивать?» Именно так работает рыночный механизм. Главное, не вставлять ему между шестерёнок палки в виде разного рода бумаг. Потому как административно регулировать цены мало у кого получалось. А если и получалось, то ничего хорошего из этого не выходило.

Григорий Алейников
 
419Просмотров
  • Добавил:
  • Добавлено:
    16.10.2015
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]