Главное меню
"Скоро жабры вырастут". Юная пловчиха из Бреста уже "делает" на дистанции Герасименю
14 декабря. Дания, Копенгаген. Финал смешанной комбинированной эстафеты чемпионата Европы на короткой воде. До финиша остаются последние 25 метров. «Очень сильный финиш сборной Беларуси и Нидерландов», — эмоционально вещает англоязычный комментатор. Первыми приходят голландцы. За ними, с отставанием в 0.03 секунды, — белорусы. В это время за тысячу километров от Копенгагена, в комнате на 9-м этаже съемной панельки, брестчанка Валерия Владимировна оторвалась от трансляции заплыва и вышла в другую комнату отдышаться, а ее супруг, Евгений Евгеньевич, схватился за сердце — их тогда еще 14-летняя Настюха в составе сборной Беларуси выиграла серебро чемпионата Европы.

Восходящая звезда белорусского плавания живет с родителями в спальном микрорайоне Бреста. Настолько обычном, что в темноте его без навигатора не найдешь. Серая панелька, окруженная такими же панельками, подъезды которых отличает только форма домофонов, а роднит общая для всех многоэтажек проблема.

«Господа, в нашем доме установлен лифт экономкласса, то есть без унитаза, поэтому терпите до квартиры».

Двери лифта со скрежетом закрываются, и лебедка под гул мотора тянет кабину экономкласса на девятый этаж к юной спортсменке — самой молодой в истории белорусского плавания мастеру спорта международного класса Анастасии Шкурдай. С юной пловчихой мы встречаемся 28 декабря, через три дня после ее возвращения в Брест: сразу из Копенгагена она поехала на старты в Санкт-Петербурге. Уставшая после переездов, соревнований, поздравлений, чествований Настя усаживается на табуретку на кухне, мама хозяйничает у раковины, папа ушел в магазин, кошка Корова бродит по прихожей.

«Родилась с неразвернутыми легкими»

Молодое дарование в плавание попало случайно. В семилетнем возрасте ее привела в бассейн бабушка. Барахтающуюся по-собачьи девочку заметила тренер Виктория Астахова.

— Она поговорила со мной немного и предложила бабушке, чтобы я пришла на платные занятия. Потом сказали, что можно ходить бесплатно, и перевели к другому тренеру (Ольге Ясенович. — Прим. TUT.BY), — вспоминает спортсменка.

Родители выбору дочери удивились. Мама грезила танцами, плавание же как вариант досуга даже не рассматривали — здоровье не позволяло.

— В детском саду мы в месяц дважды бывали на больничном. — подключилась к разговору мама Валерия Владимировна. — Всегда. Она родилась с неразвернутыми легкими, жидкость вытекала, в реанимации лежала. Мы в три месяца уже с воспалением легких в больнице с ней побывали.

 — То есть ни о каком плавании и речи не шло?

— Абсолютно. Мы согласились пойти в бассейн потому, что нужно было развиваться физически, для укрепления. У нее брат старший, Никита. Они по характеру и внешне абсолютно разные. Рядом поставь — как неродные. Они когда маленькие были, их хирург поставил спинами и спросил: «У кого в семье такая фигура?». Абсолютно одинаковые: плечи, бедра и длиннющие ноги. Хирург сказал: «Сыну плавание 100%, а девочку ни в коем случае — викинг вырастет. Только на танцы». Я и мечтала, что Настя будет танцевать — а получилась русалка. Я ни в коем случае не настаивала. И с сыном, и с дочкой у нас такая политика, что они должны заниматься тем, что им нравится. Насте понравилось. Я по ней вижу, что это ее жизнь — не то что она себя заставляет. Если заболела и вынуждена пропустить тренировку, она расстраивается. Не может отдыхать. Если фильм смотрит, то начинаются упражнения: закрывается в комнате, берет «резину» (эластичную ленту. — Прим. TUT.BY) и занимается. Выходит — майка мокрая. Бывало такое, что на улице морозы за минус 20, а ей к 8.00 на тренировку. Я ей говорила: «Давай тренеру позвоню, скажу, что у тебя температура была, что ты простудилась». Нет! Она мне: «Мама, ты же мама. Как ты такое можешь говорить?!» Шарфом обмоталась — и по сугробам пошла.

«Прихожу домой, ем, делаю уроки и ложусь спать»

Тренер не прогадала. Юная Настя исправно ходила на тренировки и поровну делила световой день между плаванием и учебой в общеобразовательной школе. С этого года девушка перешла в училище олимпийского резерва. График юной спортсменки жесткий: в 5.00 подъем, с 7.15 до 9.00 — тренировка, потом учеба, после УОРа опять бассейн с 15.00 до 18.00.

— Потом прихожу домой, ем, делаю уроки и ложусь спать, — расписала свой график Настя.

— Как отдыхаешь?

— Дома сплю. Иногда могу с друзьями в кино выйти.

— Это так редко бывает, — сетует мама.

— По воскресеньям, — уточняет дочь.

— На книги время остается?

— Сейчас у меня отдых, времени много. Поэтому читаю. Когда начнется школа и тренировки, то не знаю. Если будут оставаться силы, то буду.

— В твоем понимании «времени много» — это сколько? — Хотя бы минут 40 перед сном, — вздохнула Настя.

— Сейчас что читаешь? — «Моя жизнь в его лапах» (автобиографическая книга Венди Хиллинг, которая родилась с «синдромом бабочки». — Прим. TUT.BY).

Молодая спортсменка к такому графику привыкла. Постоянные тренировки и высокая самоотдача потянули за собой результаты. Детские, юношеские соревнования — медально-дипломные «иконостасы» на стенах квартир обеих Настиных бабушек. 2017 год стал звездным для молодой спортсменки: золото олимпийского фестиваля, юниорского чемпионата «Европы», четвертое место в мировых рейтингах. А на международном турнире на призы Белорусской федерации плавания Настя обошла на дистанции своего кумира — Александру Герасименю.

Своей же главной наградой 2017 года Настя считает серебро в смешанной комбинированной эстафете в Копенгагене.

— К Копенгагену была готова?

— Да.

— Смотрела свой заплыв?

— Только на ошибки с тренером посмотрели.

— После заплыва что чувствовала?

— Всегда много эмоций. Для меня медаль эстафеты намного радостнее, чем личная. Не знаю, почему так. Мы все поздравляли друг друга, радостные были. Удивились серебру. Мы, конечно, хотели, настраивались, но 100%-й уверенности не было, что взойдем на пьедестал.

— Удивилась своему результату?

— Да. Выплыла из 26 секунд. Результат очень долго стоял на 26: 26.2, 26.3, 26.4. А тут сразу 25.7. Конечно, я обрадовалась.

После Копенгагена Настя вместе со сборной прилетела на несколько дней в Минск — и отправилась на кубок Владимира Сальникова в Санкт-Петербург. Оттуда брестская пловчиха привезла серебро на стометровке баттерфляем, бронзу в смешанной эстафете 4×100 и золото в смешанной комбинированной эстафете 4×50. А вот на 50 метрах баттерфляем была дисквалифицирована.

— Что случилось? Почему сняли с дистанции?

— На старте дернулась — и сняли. Бывает.

— Расстроилась?

— Да нет… — быстро ответила Настя, но задумалась на секунду и добавила,

— Ну да… Ну бывает… Это ж не каждый день.

— Ты после медали Копенгагена в Петербурге как себя чувствовала? Был прилив сил?

— Прилив сил был первую ночь только, когда медаль была. Потом просыпаешься — и это улетучивается, забывается, идешь дальше.

«Одной валерьянкой не обойдемся»

За международными стартами дочери семья следит по телевизору.

— Другого спорта в семье нет. Все водоплавающими стали, — улыбнулась Валерия Владимировна.

При этом раньше и мама, и папа не считали плавание зрелищным видом спорта.

— Когда ты понимаешь, каким трудом это все дается: каждый заплыв, каждый гребок, каждый вдох — по-другому смотришь. (…) Когда смотрели самый первый в Копенгагене заплыв, у папы случился гипертонический криз. Серьезно. Я ему говорила: «Женя, дыши. Дочка проплыла, сейчас будем еще скорую вызывать».

— Хорошо, что заплывы короткие.

— Да. У Жени (отца Насти Евгения Евгеньевича. — Прим. TUT.BY) сердце бы точно не выдержало. (…) Мое мнение: плавание — это действительно Настина жизнь. Она в этом вся. Мы шутим, что у нее уже скоро жабры вырастут.

— Настя, не надоело?

— Ой, наоборот. У нее глаза горят, — ответила за дочь мама.

— Я бы не сказала, — скромно добавила пловчиха,

— Бывает, так не хочется в 5.00 вставать, идти на тренировку в эту воду холодную. А все равно идешь.

— Бабушку в бассейн все еще берешь с собой?

— Да. Она тоже плавает. У меня спрашивает: «Настя, покажи, как мне руками лучше сделать, как ногами? Что нужно делать, чтобы быстрее проплыть? Как мне голову опустить?»

— Ты про бабушку? — подключился к разговору вернувшийся из магазина папа Евгений Евгеньевич.

— Да.

— Так она уже 1300 метров проплывает за 45 минут. Начинала с трехсот, — пояснил Евгений Евгеньевич. — Очень большая просьба: напишите что-нибудь про деда. А то все бабушки да бабушки. Он за Настю горой.

— Дедушка на соревнования может не прийти. Во-первых, он инвалид по зрению. Во-вторых, у него сердце слабое, — объяснила мама, — Когда начинаются соревнования он закрывается в своей комнате, сидит и там сам смотрит. Что он в этот момент чувствует?! Он ведь очень плохо видит.

— Когда Настя начинала ездить на соревнования, никто ведь не помогал. Это сейчас поддержка и спонсоры. А тогда мы все сами тянули: мы, дедушки, бабушки, — добавил глава семьи.

Цель юной спортсменки на ближайшую перспективу — медаль Олимпийских игр.

— Мама с папой переживут Олимпиаду дочери?

— Одной валерьянкой не обойдемся, — пошутила мама и добавила. — Мне дочь подарила весы. После того как они взяли серебро (в Копенгагене), у меня ушло полтора килограмма. Серьезно. Такой всплеск адреналина, эмоций. Еще пару стартов — и 10 килограмм исчезнут.

Дочь вернулась домой только на праздники. 3 января, в свой 15-й день рождения, она уехала на сборы в Италию.

— Как-то незаметно получилось, что мы живем от старта до старта. Вот сейчас Настя приехала на неделю, а потом опять на месяц уедет — и мы опять увидимся в конце января. Я по телевизору ее чаще вижу, чем дома. Говорю мужу: «Дожились, все, старость: дети домой только на праздники приезжают (сын учится в Минске. — Прим. TUT.BY)», — грустно улыбнулась мама.

 
251Просмотр
  • Добавил:
  • Добавлено:
    05.01.2018
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]