Главное меню
СУРОВЫЕ БУДНИ ВАХТОВИКОВ
Большинство героев нашей рубрики «Галопом по Европам» путешествуют как туристы. Однако житель Калинковичей Алексей Буторин ездит за тысячи километров от дома на работу. Алексей – инженер по бурению. На нефтепромыслах Сибири молодой человек провёл не один месяц. Побывал Алексей и на Сахалине – в одном из самых отдалённых регионов России. И сегодня наш земляк делится впечатлениями от своих поездок с читателями «Полесья Своими Глазами».
 

«И поезд мчит меня в сибирские морозы…»

Я начинал работать в белорусской нефтедобывающей компании. Но потом настали сложные времена, и я рисковал остаться без работы. Мой начальник, чтобы не терять кадры, предложил помочь временно устроиться в России. Так я оказался на «северах». Ханты-Мансийский автономный округ, Томская область, Иркутская область... Огромные пространства, разнообразные рельефы и ландшафты. Тут и леса, и холмы, и равнины… Одних столбов электропередач, наверное, тысячи вдоль дороги. А по обочинам и в кюветах валяются горы железа! Трубы, колёса от большегрузов и даже целые грузовики. Если фуру занесло или случилась серьёзная поломка – её просто бросают. Разве что груз эвакуируют, если он ценный. А насчёт машины там никто не парится. У нас в Беларуси это всё давно бы повывозили и посдавали на металлолом…
         Сибирь – удивительный край. Первое, что бросается в глаза, когда едешь на вахту, - отсутствие населённых пунктов. У нас в Беларуси по дороге постоянно попадаются какие-нибудь деревни. Там же можно проехать десятки километров и не увидеть ни одного дома. Я впервые отправился туда весной. Сначала – переправа по понтонному мосту. Потом километров сто – что-то похожее на асфальт. Дальше – голые бетонные плиты. Едем – бац! – плита вертикально стоит. По весне воды мигрируют, грунт неустойчивый, вот её и подняло. Приходилось объезжать или вызывать бульдозер на помощь.
         Вообще весной грязища там страшная. Помню, приехал как-то на скважину автокран. Часов в десять вечера поставили его у ограды жилого городка. А к семи утра двери кабины открыть было уже невозможно: «КамАЗ» просел в землю по самые стёкла.
         Летом в Сибири свои особенности. Когда начинают гореть леса и торфяники, то физически трудно дышать. Из-за дыма даже солнца не видно. А температура воздуха под сорок градусов тепла. А в некоторых районах заедают комары…
         Зато зимой в Иркутской области я застал мороз в минус пятьдесят градусов. Но это, как мне сказали, почти тепло. Потому как и по минус шестьдесят бывает. Переносятся такие температуры относительно неплохо: воздух очень сухой. Разве что полной грудью на улице тяжело вздохнуть. И на руки поверх перчаток надеваешь ещё и толстые рукавицы. А вот буровые работы при таких “минусах” приходится останавливать: металл становится хрупким.
 

Икра, сопки и запах моря

             Сахалин запомнился мне постоянным запахом морской соли в воздухе. И своими пейзажами. Когда едешь на поезде в северном направлении, то слева от тебя – сопки, а справа, метрах в двадцати, - обрыв и море… Много карликовых берёз, сахалинских кедров и практически ни одной ели или сосны. А на сопках высоких деревьев нет: их оттуда сдувает сезонными ветрами.
         Если когда-нибудь попадёте на Сахалин, обязательно стоит побывать на местных рыбных рынках. Изобилие морепродуктов невообразимое: рыба, креветки, крабы… И горы красной икры на прилавках. И каждый продавец зазывает попробовать. Пока напробуешься, наесться можно. В сезон нереста килограмм свежей красной икры стоит всего тридцать «новых» рублей в пересчёте на наши деньги.
         Уровень жизни на Сахалине довольно высокий. Очень много двухэтажных коттеджей. Люди ездят на хороших машинах. Правда, в большинстве своём это праворульные «японки». Хотя движение на Сахалине, естественно, правостороннее, как и во всей России.
 

Города контрастов

         У меня сложилось впечатление, что в Сибири народ достаточно зажиточный. Во всяком случае, там, где добывают нефть и другие полезные ископаемые. Но города зачастую выглядят неухожено: грязь, обшарпанные здания. Коммуникации проложены не под землёй, как у нас, а по поверхности. И неплохой в целом уровень жизни резко контрастирует с отсутствием элементарного благоустройства. Возникает ощущение, что люди стараются каждый для себя, но забывают о красоте окружающего мира. В этом смысле наши белорусские города выглядят гораздо привлекательнее. Вроде бы доходы у людей невысокие, но вокруг чисто и красиво. (Впрочем, Новосибирск и Красноярск среди виденных мною сибирских городов оказались приятным исключением).
         Общий язык с сибиряками найти несложно. Нельзя сказать, что они по характеру резко отличаются от нас. Разве что более настойчивые. Мы, белорусы, на их фоне более сдержанные и скромные. Неплохо общались мы и с рабочими из Татарстана. Хотя и сложился стереотип, что мусульман нужно опасаться, с татарами работать было очень легко. Доброжелательные ребята, и работу свою делают качественно.
 

Суровые будни вахтовиков

         На севере России зарплаты у специалистов моего профиля действительно выше, чем у нас. Но и условия труда там тяжелее. Вахта обычно длится месяц. За это время мы успеваем пробурить от одной до трёх скважин. До ближайшего населённого пункта – десятки километров. Живём в вагончиках разной степени комфортности. Половину помещения обычно занимает аппаратура, с которой мы работаем. Вторая половина – для сна и отдыха. Если вагончик достаточно большой, то может быть и своя кухонька. Продуктов закупаем сразу на целый месяц. В условиях вахты самая популярная пища – сало. Хорошо идёт тушёнка, сгущёнка, макароны и т.д. Иногда и чего-нибудь сладкого хочется: печенья, конфет, яблок. Бывает, что на скважине обустраивают столовую. Но питаешься там за свой счёт. Зато удобно: не нужно самому отвлекаться на готовку.
         С электроснабжением на вахте проблем нет: постоянно работает дизель-генератор. Зато с поставками воды бывают перебои. Иногда не то что помыться – попить нечего. Но есть спутниковый интернет: можно узнавать новости, поддерживать связь с родными. А вот мобильные телефоны обычно не ловят.
         Рабочий график на вахте такой: двенадцать часов трудишься, двенадцать отдыхаешь. Когда случаются вынужденные технологические простои, то получаешь дополнительное время для отдыха. Можно книжку почитать, фильм посмотреть. Но бывает и так, что тебе после смены самому нужно заняться решением технических проблем. Только с ними разберёшься – а уже опять пора заступать. И поспать в этом случае не удаётся.
         Хочу ли я остаться жить в Сибири? Пока такого желания не возникало. Это, скорее, временный заработок. Надеюсь, что со временем всё же найду постоянную работу на Родине.

Записал Виталий Рудковский
Фото из личного архива Алексея Буторина
        
 
771Просмотр
  • Добавил:
  • Добавлено:
    05.09.2016
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]