Главное меню
ВОЛОНТЁРСТВО: ПИАР ИЛИ ПОТРЕБНОСТЬ ДУШИ?
«Кто людям помогает – тот тратит время зря: хорошими делами прославиться нельзя!» Каждый, кто в детстве смотрел мультик про Чебурашку, наверняка помнит эти бессмертные строки. Песенка старухи Шапокляк – просто концентрированное воплощение мизантропии. Но в чём-то вредная бабушенция была права. Если делаешь хорошие дела, то наивно ждать, что тебя за это погладят по голове и дадут конфетку. Другое дело, если наворотишь чего-нибудь такого, что просто мама не горюй! Тогда точно «прославишься» на весь интернет. Так уж повелось, что новости негативные (кражи, ДТП, пожары и т.д.) почему-то собирают в десятки, если не в сотни раз больше просмотров и комментариев. То ли натура человеческая такова, то ли не хватает нам адреналина в повседневной жизни.
Впрочем, добро на то и добро, чтобы не особо выпячиваться. Но в последнее время в СМИ всё чаще пишут о волонтёрах – людях, для которых творить добро – своего рода хобби. Действительно, быть добровольным помощником становится модно. А для некоторых организация волонтёрских акций вообще стала частью профессии. В чём усматривается некоторый парадокс. Ведь по сути своей это дело сугубо добровольное. Но наша сегодняшняя собеседница даже не подозревала, насколько тесно будет связана с ним её работа.
Совместимо ли волонтёрство с пиаром в СМИ? Что на самом деле заставляет молодёжь тратить своё личное время на оказание помощи незнакомым людям? Почему молодые люди зачастую чураются официальных структур, предпочитая действовать по собственной инициативе? Является ли волонтёрство исключительно западным веянием, или оно изначально свойственно белорусскому менталитету? Почему нужно учить детей безопасному использованию интернета? На эти и другие вопросы мы попросили ответить Татьяну Процко, секретаря первичной организации БРСМ университета имени Ивана Шамякина.
- Почему вы занялись волонтёрством? Это входит в ваши должностные обязанности? Или это искренний порыв?
- В этом вопросе мои собственные взгляды совпадают с позицией нашей организации. БРСМ часто проводит общереспубликанские акции с привлечением волонтёров. Теперь это моя работа: оповестить, организовать… Но в само движение я влилась гораздо раньше, когда ещё и не знала, что возглавлю «первичку». Я была простой студенткой, когда нам предложили поехать в социально педагогический центр в канун Дня матери. Я решила попробовать.
В социально-педагогическом центре пребывают дети, временно изъятые из семей. Малыши находятся в «подвешенном» состоянии: либо их родители возьмутся за ум – и дети вернутся в семью, либо ребят устроят в семьи приёмные. И от осознания этого факта у нас, волонтёров, слёзы на глаза наворачивались. Но нам нужно было веселить детей. И мы, наряженные в костюмы клоунов, стали с ними общаться, играть. И я заметила, что дети стремятся контактировать с нами: взять за руку, забраться на колени... Как будто им не хватает человеческого тепла. А потом один мальчик побежал в свою комнату и вернулся, что-то сжимая в руке. В его ладошке оказалась горсть печенья. Так он хотел меня отблагодарить. И в этот момент, признаюсь, я не выдержала и расплакалась…
Потом, правда, ко всему привыкаешь и уже контролируешь эмоции. Зато те, кто в первый раз приходит, ощущают примерно то же, что и я в своё время. Девочки так и вовсе порой рыдают. И мне, психологу по образованию, приходится их из этого состояния «вытаскивать». А иногда ребята так увлекаются, что границы между ними и «подопечными» стираются. Приходит понимание, что, допустим, инвалиды с особенностями психофизического развития – такие же люди, как и мы. Просто у них другое мировосприятие. Зато искренности и душевности им не занимать. Как-то раз наши студенты-волонтёры за чаепитием играли с ними в мафию. И подопечные нас обыграли! В этот момент я поймала себя на мысли, что никаких барьеров между нами не чувствуется.
Конечно, в нашем обществе до сих пор бытует много неуместных стереотипов в отношении тех же инвалидов. Но понемногу ситуация начинает исправляться. В людях развивается чувство такта, корректности. Даже слово «инвалид» многие стараются в публичных выступлениях не употреблять, а говорят о «людях с ограниченными возможностями».
- Судя по вашим словам, волонтёрство – большая психологическая нагрузка. Что же побуждает людей переживать подобный дискомфорт? В конце концов, есть же социальные службы, для которых забота о детях, инвалидах, одиноких стариках – прямая обязанность…
- Тут можно сейчас наговорить много пафосных слов о порывах души, внутренней потребности помогать людям и т.д. Всё это у наших волонтёров присутствует. Но есть ещё один нюанс: когда мы зацикливаемся на своих проблемах, то нам кажется, что несчастнее никого на свете нет. И вообще солнце тусклое, чай несладкий  и жизнь не удалась. Но когда сталкиваешься с теми, кому действительно тяжело, то начинаешь понимать: как раз таки у тебя всё очень даже неплохо. Не хватает денег? Их можно заработать. А вот если у ребёнка церебральный паралич, то это действительно трагедия. Ведь с этим уже ничего не поделаешь…
Ещё одна причина, по которой стала популярно волонтёрство, заключается в улучшении жизненных условий. Когда у человека есть какой-то минимум комфорта, когда заработать на кусок хлеба не является большой проблемой, высвобождается часть энергии. Кто-то тратит её исключительно на себя, а кто-то делится с другими. Да и к общению с людьми привыкаешь. Дети с особенностями развития настолько чисты душой, что могли бы многому научить нас, взрослых. А сколько интересных историй, необычных судеб встречаешь, когда приходишь к одиноким старикам! Наши волонтёры часто помогают им по хозяйству. Но особенно рады пожилые люди возможности пообщаться. Если все рассказанные ими истории собрать вместе, то получится целая книга.
Волонтёрство – это школа жизни. Да, порой наши ребята сталкиваются с нелицеприятными её сторонами. Особенно когда речь идёт о семьях в социально опасном положении. Мы им тоже стараемся помогать. Например, комплектуем детям портфели в школу. Зато многодетные семьи, где родители ответственно подходят к воспитанию детей, очень приятно посещать, дарить им подарки. Дарить вообще приятно. Неважно, то ли речь идёт о каком-то материальном предмете, то ли о твоих эмоциях.
- Но в то же время пока нельзя сказать, что молодёжь массово включается в волонтёрскую работу…
- А здесь важно не количество, а качество. Пусть их будет не сто, а десять человек, зато пришедших по убеждению.
- Однако молодёжь зачастую скептически относится к «официозным» общественным организациям. Не усложняет ли это вашу работу?
- Не вижу ничего плохого в том, чтобы состоять, как вы выражаетесь, в «официозной» организации. Да, мы пользуемся господдержкой и активно сотрудничаем с местными властями. Но если официоз вас смущает – у нас есть и негосударственные общественные объединения, помогающие людям. Вообще делать добро можно и самостоятельно, не дожидаясь, пока кто-то придёт агитировать. Но членство в республиканском объединении имеет свои плюсы. Ведь любая, даже самая лучшая инициатива при отсутствии ресурсов, может сойти на «нет». А сотрудничество с властями помогает успешно решать ряд организационных вопросов. Мобилизовать людей, найти транспорт и т.п. Кроме того, органы власти располагают подробнейшей информацией о нуждающихся в помощи.
Что же касается самой молодёжи, то среди наших волонтёров встречаются совершенно разные люди. Как по характеру, так и по жизненным взглядам. Есть и рэперы, и неформалы, и представители других субкультур. Кто-то волосы в зелёный цвет красит, кто-то пирсинг в носу делает. И никого из них «официоз» почему-то не пугает. Нынешняя молодёжь вообще довольно раскрепощённая. В хорошем смысле слова. И волонтёрство для неё – проявление свободы выбора.
- Однако Белорусский республиканский союз молодёжи называет себя преемником ленинского комсомола – организации с чёткой идеологией, где о свободе выбора речь не шла. Не видится ли вам в этом противоречие?
- Да, мы не скрываем, что многие принципы организации почерпнуты из времён комсомола. Да, мы стараемся охватить молодёжь всей страны. Но в наше время никто никому не навязывает никаких жёстких идеологических рамок. Зато остались базовые ценности, не зависящие от эпохи и общественного строя. Это патриотизм, любовь к своей стране и опять же готовность помогать людям. Кстати, в советское время тоже было своего рода волонтёрское движение. Те же «тимуровцы» помогали старикам. Разве это плохо – любить свою страну, заботиться о пожилых людях, сохранять преемственность поколений?
- Пресловутая «преемственность» поколений – вещь довольно спорная. Часто слышишь от бабушек-дедушек, что, дескать, молодёжь только об удовольствиях думает. «А вот мы в своё время сил не щадили ради страны…»
- Проблему отцов и детей (или дедов и внуков) ещё никто не отменял. Нам порой даже с собственными родителями трудно находить общий язык! У каждого поколения свои взгляды на жизнь. И это нормально. Но точки соприкосновения всегда находятся. В частности, наши студенты-волонтёры сотрудничают с Советом ветеранов. И совместно со старшим поколением (бывшими узниками концлагерей, ветеранами войны и труда) они посадили целую аллею на бульваре Малинина – своего рода символ преемственности поколений.
Пообщавшись с пожилыми людьми, приходишь к выводу, что у молодёжи в разные годы, в разные эпохи интересы всё равно были примерно одни и те же. Найти своё место в жизни, реализовать себя, обрести свою любовь и т.д. Другое дело, что современная молодёжь живёт в других условиях. И в чём-то её жизнь сложнее, чем в своё время у их бабушек и дедушек.
- А не кажется ли вам, что мы живём в довольно таки спокойное и сытое время по сравнению, например, с послевоенными годами?
- Речь идёт даже не столько о материальных условиях жизни, сколько об её информационной составляющей. С одной стороны, неограниченный доступ к любой информации способствует развитию личности, а с другой – её обилие сбивает с толку. Поэтому мы регулярно проводим тренинги, где обучаем школьников безопасному поведению в киберпространстве.
- А чем может быть опасен интернет? Ведь всем им пользуются! Ну, увидит ребёнок неприличную картинку – и что? Неужели это настолько губительно?
- Вопрос даже не столько в картинках. (Хотя проблема распространения порнографии через интернет никуда не исчезла). Не секрет, что некоторые люди с извращёнными наклонностями используют интернет для поиска потенциальных жертв. И часто ими становятся дети и подростки. Взрослые и с виду вполне приличные люди порой пытаются через социальные сети завести знакомство с несовершеннолетними, преследуя откровенно развратные цели. Наверное, таких людей немного, но они есть. И об этом не нужно стесняться говорить с детьми. Как мы говорим с ними о ВИЧ или спайсах. Кроме того, через интернет активно действуют вымогатели, распространители наркотиков и прочие «интересные» личности. Есть и тонкие психологические моменты. В интернете легко оказаться объектом троллинга. Как спонтанного, так и организованного. И если взрослый человек может отнестись к этому с иронией, то ребёнка нетрудно довести до истерики и нервного срыва. Ведь он очень зависим от мнения окружающих. Чтобы обезопасить детей от подобных вещей, мы и проводим такие тренинги.
- В последнее время волонтёров активно «пиарят» местные СМИ. Правильно ли это с моральной точки зрения? Считается, что некрасиво хвалиться хорошими делами.
- А волонтёры особо и не хвалятся. Зато я со своей стороны считаю своим долгом сказать пару тёплых слов о наших студентах. Поэтому пользуюсь случаем: «Ребята! Спасибо вам большое! Вы молодцы!» А вообще говорить об этом нужно, чтобы подавать пример. Просто для нас волонтёрство ещё в новинку. Отвыкли мы от него со времён тимуровцев. А на Западе бескорыстная помощь нуждающимся – привычное явление. Есть у человека свободное время и желание – и он идёт работать с теми же инвалидами. Как и у нас, волонтёры – это преимущественно молодёжь, наиболее инициативная часть общества.
- Но молодёжи далеко не всегда удаётся достучаться до «верхов» со своими инициативами…
- Возможно, в каких-то моментах возникает недопонимание. Но я всегда говорю: «Предлагайте идеи!» А вдруг получится их реализовать? В БРСМ, в райисполкоме тоже есть молодые сотрудники, которые могут подхватить инициативу. Кстати, 10 октября у нас в городе состоится открытый диалог: «Молодежь Беларуси: традиции и будущее», на котором молодёжные активисты смогут задать вопросы представителям местной власти, высказать свои пожелания, поделиться идеями. Главное, не стесняйтесь говорить. И однажды вас услышат!

Записал Виталий Рудковский.
 
499Просмотров
  • Добавил:
  • Добавлено:
    03.10.2014
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]