Главное меню
ВРАЧ-ПСИХОТЕРАПЕВТ: «ПСИХИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЕСТЬ У КАЖДОГО!»
Принято считать, что врачей не нужно стесняться, что с ними можно говорить о любых деликатных проблемах. Однако некоторых специалистов мы до сих пор посещаем с крайней неохотой. Даже если при этом не нужно сдавать анализы или проходить болезненные процедуры. Например, врачи-психотерапевты лечат преимущественно словом. Однако раскрыть душу незнакомому человеку для нас часто сложнее, чем лечь под нож. Кто-то стесняется, а кто-то боится прослыть психически нездоровым.
Грозит ли посещение психотерапевта неприятностями на работе? Правда ли, что все болезни – от нервов? Чем полезны мужские слёзы? Как избежать психических расстройств? Об этом и не только в разговоре с нашим корреспондентом рассуждает врач-психотерапевт Мозырского психоневрологического диспансера Виктория Карпукович.

- В чём разница между психологом, психотерапевтом и психиатром? К кому из этих специалистов нужно обращаться в первую очередь, если возникли проблемы?
- Психолог не является врачом и не назначает лекарств. Это специалист, который помогает человеку разобраться в себе, проводит коррекционную работу. Как правило, психологи работают с людьми здоровыми, но испытывающими какие-либо психологические затруднения. Например, сложности в общении.
Что же касается психиатров, то они работают с самыми «трудными» пациентами, с явными психическими патологиями. А к врачам-психотерапевтам обычно попадают люди адекватные, но находящиеся в так называемом «пограничном» состоянии. Это когда до сумасшествия ещё далеко, но уже есть тревожные симптомы. Человек сам осознаёт, что у него что-то не в порядке, чувствует дискомфорт. И цель моей работы заключается как раз в том, чтобы не дать человеку, обратившемуся за помощью, «дойти» до психиатра. Т.е. вывести из «пограничного» состояния и вернуться к нормальной жизни.

- Много ли среди нас людей в этом «пограничном» состоянии?
- Те или иные психические проблемы проявляются практически у всех людей. И даже у меня. Но с этим можно жить и работать. Сегодня оно есть, завтра ушло на второй план. Человеческая психика – это динамичное явление. На неё ежедневно влияет множество факторов: от неприятностей на работе до погоды за окном. И наше настроение, эмоции постоянно меняются. Ведь мы не биороботы, а живые существа.

- Но есть же критерии психической нормальности. Как определить, нужна ли человеку помощь специалиста?
- Понятие нормы довольно относительно и со временем может меняться. Простой пример: если бы лет пятьсот назад вы сказали, что Земля круглая и вращается вокруг Солнца, то вас бы сочли опасным сумасшедшим. А в наши дни это общепринятая научная истина. Впрочем, мы до сих пор склонны воспринимать людей, у которых необычные привычки, странные хобби, как не совсем нормальных. Или, как минимум, чудаков. Даже если с точки зрения медицины в них нет ничего патологического.

- То есть вы хотите сказать, что понятие психической нормы во многом диктуется обществом?
- Я бы сказала, мнением большинства. Давайте пофантазируем и представим, что вы, психически здоровый человек, попадаете в общество, где все поголовно страдают шизофренией. С точки зрения этого общества ненормальным будете вы. Потому вы единственный в своём роде. Вот такой любопытный парадокс.
Кроме того, у психических патологий есть одна особенность: они не всегда воспринимаются самим пациентом как некая проблема. Это как в анекдоте: «Я от алкоголизма не страдаю, я им наслаждаюсь». Те же больные шизофренией порой вполне комфортно чувствуют себя в своём уютном внутреннем мирке и не ощущают потребности в лечении.
Поэтому человек попадает к врачу-психиатру или психотерапевту в двух случаях. Первый – это когда психическое состояние пациента опасно для общества. Если вы бегаете за окружающими с топором, то вряд ли это останется незамеченным. Второй случай – когда внутреннее состояние мешает самому человеку полноценно жить и работать. Это как раз мой контингент.

- Говорят, что осень – это время депрессий. Это правда или просто стереотип?
- Правда. Дефицит солнечного света приводит к тому, что в организме вырабатывается меньше серотонина. Это вещество ещё называют «гормоном счастья». (Хотя в строгом смысле это не гормон). Именно недостаток серотонина – одна из причин плохого настроения. Но депрессия – это не просто «встал не с той ноги». Это когда постоянно плохо: вы чувствуете подавленность, нежелание что-то делать. Можете долго сидеть или лежать, уставившись в одну точку. Вам перестаёт нравиться то, что раньше приносило удовольствие. Всегда были любителем рыбалки – а тут удочка месяцами пылится в углу. Появляются мысли о бессмысленности жизни, склонность к самоуничижению. Мол, какой я плохой, слабый, безвольный… Ухудшается аппетит, нарушается сон…

- Кто больше подвержен депрессиям – женщины или мужчины?
- Пожалуй, мужчины. Особенно в возрасте 40-50 лет. Во всяком случае, так подсказывает практика. Просто они реже обращаются, чем женщины.

- Странно… Принято считать, что именно женщины более уязвимы эмоционально, а мужчины более «толстокожие»…
- Это заблуждение. Женская эмоциональность, которую мужчины иногда называют «истеричностью», - вовсе не признак слабости. Это механизм, который позволяет женщине снять напряжение, «выпустить пар». Допустим, женщина поплакала, поскандалила, покричала, разбила пару тарелок – и ей стало легче. Негативные эмоции нашли выход. А вот мужчины не могут себе этого позволить, даже если очень хочется. Потому как с точки зрения общества такое поведение для мужчины недопустимо. Поэтому мужчины сдерживаются, «варятся» в своих эмоциях, что потом приводит к печальным последствиям. Кто-то впадает в глубокую депрессию, кто-то начинает злоупотреблять алкоголем… А если бы эмоции в своё время нашли выход, то таких последствий можно было избежать.

- То есть мужчинам тоже нужно плакать и бить посуду?
- Бить посуду не обязательно. Но слёзы вполне можно себе позволить. Это нормальная реакция на некоторые сложные ситуации. Более того: позволить себе заплакать – это большое мужество, особенно на виду у посторонних. Мужчина должен быть раскован и не закомплексован. Пусть сначала даст выход эмоциям, а потом спокойно решит проблему.

- Депрессия считается одним из самых распространённых расстройств. Однако, насколько мне известно, люди не торопятся обращаться за помощью к специалистам. Больше, чем психотерапевта, стесняются посещать разве что венеролога…
- Мне кажется, венерологов стесняются даже меньше! Почему-то бытует мнение, что мы, психотерапевты, сразу звоним пациенту на работу и сообщаем о диагнозе начальству. Как будто нам заняться больше нечем! Но больше всего народ боится некоего мифического «учёта».

- Ну, не такой уж он мифический. Моя знакомая жаловалась, что ей не хотели подписывать медкомиссию на водительские права, так как она когда-то обращалась к психотерапевту по поводу депрессии.
- Обращение к психотерапевту не ставит крест на дальнейшей жизни и карьере. Да, возможны некоторые затруднения при прохождении медкомиссии, но лишь на бюрократическом уровне. Допустим, повторную комиссию вам придётся пройти чуть раньше, чем другим водителям. Но в этом нет ничего страшного. Гораздо хуже, когда человек мучается от внутренних проблем, но при этом не идёт к врачу.
Что же касается учёта, то он есть у всех. Даже у участкового терапевта. У психотерапевта ведётся учёт пациентов, которые обращаются за лечением. По сути, на уровне амбулаторной карты. Ведь у нас тоже есть своя документация, своя отчётность. Но совсем другая категория – это алкоголики, наркоманы, психически больные люди. Вот они составляют отдельный список. И именно таких людей нельзя допускать к управлению автомобилем.

- То есть посещение психотерапевта не грозит особыми социальными последствиями?
- Повторюсь: мы работаем с теми пациентами, у которых нет тяжёлых расстройств. Поэтому вопросы с получением справки решаемы. А вот если своевременно не обратиться за помощью, то всё может сложиться гораздо печальнее.
Увы, но у нас как-то не принято обращаться к специалисту по «душевным» проблемам. К урологу или хирургу с деликатной болячкой пойти – не вопрос. А вот эмоциональные переживания, тревожные состояния почему-то не считаются чем-то серьёзным. Мол, как-нибудь перехожу, перетерплю… Для сравнения: на Западе люди с детства посещают психологов, психотерапевтов. У них это правило хорошего тона.
У нас всё с точностью наоборот. Люди стесняются, а порой и боятся идти к врачу. «Я же не псих!» - рассуждают они. А часто впадают в суеверия. Мол, мне так плохо, потому что меня сглазили. Или порчу навели. И это на полном серьёзе говорят люди вполне образованные, с высоким социальным статусом.

- Суеверий и стереотипов бытует множество. Давайте попробуем подтвердить или опровергнуть некоторые из них. Правда ли, что нервные клетки гибнут от сильных переживаний?
- Это вопрос, скорее, к неврологам. Лично я бы не стала напрямую связывать гибель нейронов мозга с повышенной эмоциональностью. Как я уже говорила, иногда полезнее наоборот – дать выход эмоциям. Просто люди часто путают понятия. В строгом смысле слова «нервы» - это «провода», которые передают сигнал от органов к головному и спинному мозгу. Но на бытовом уровне «нервами» называют проявления гнева, тревоги и т.д. То и дело слышишь: «Надо нервы сходить полечить!» Но идут не к психотерапевту, а к неврологу.

- Ещё одно распространённое мнение: «Все болезни – от нервов». Влияет ли состояние психики на психическое здоровье?
- Влияет, и очень серьёзно. Жалуется, допустим, человек на боли в желудке или в области сердца. Его гоняют по всем врачам, проводят всевозможные обследования – и никакой патологии не находят. Всё в норме. А оно болит и болит. Наконец пациент попадает ко мне, и выясняется, что у человека трудности «душевного» характера. Такие болезни называют психосоматическими. Их причина не в нарушении работы органа, а в чисто психических процессах. Есть какая-то проблема, с которой человек не может справиться. И вот он постоянно прокручивает одни и те же гнетущие мысли в голове, зацикливается на этом. А к врачу не идёт. Но психика – штука хитрая. Если на её проблемы вовремя не отреагировать, то они проявляются через физическую боль. Или же через отказ конечностей. Когда физиологически всё в норме, а ноги не слушаются.

- Правда ли, что все психологические проблемы возникают в детстве?
- Не все, но многие. Обстановка в семье, особенности воспитания играют огромную роль. Когда ребёнок с детства растёт в патологических условиях, он потом не может отделить норму от патологии. Не понимает, что такое хорошо и что такое плохо. Если он с младенчества видит, как родители всё время пьют, как папа «воспитывает» маму кулаками, то он воспринимает это как должное. И воспроизводит ту же модель поведения.
Впрочем, когда ребёнок идёт в учебное заведение, он попадает в поле зрения штатного психолога, который должен заметить отклонения в развитии и скорректировать их. Это в идеале. Но школьные психологи часто загружены работой, и не всегда успевают оказать должную помощь. А ещё их работе порой препятствуют родители: «Отстаньте от моего ребёнка: он нормальный!» Но ведь никто не говорит, что он ненормален: просто есть некоторые проблемы, с которыми нужно работать.

- Правда ли, что большинство психических болезней передаётся генетически?
- Есть такая теория, что у каждого человека имеется предрасположенность к тем или иным психическим заболеваниям. Но чтобы они «включились», должен сработать спусковой механизм. Это может быть травма или сильный стресс. Многое зависит от устойчивости психики. Говоря бытовым языком, один человек относительно легко переживает потрясения, а у другого «крыша съезжает».

- Существует ли профилактика психических заболеваний?
- Конечно! Посещение психолога или психотерапевта. Особенно если есть проблемы, которые мешают полноценной жизни.

- А если человек предпочитает не психотерапию, а сидение в какой-нибудь позе лотоса?
- Если ему этого достаточно, чтобы себя хорошо чувствовать, то на здоровье! Ещё можно радовать себя какими-нибудь приятными мелочами: любимым лакомством, хорошей музыкой и т.д. Но самое важное – не превращаться в загнанную лошадь. Да, всем нам приходится много работать, чтобы обеспечить себя и свои семьи. Но и организм у нас не железный, и ему нужен своевременный отдых.

- Но есть и противоположное «трудоголизму» явление – так называемая «прокрастинация», когда человек под любым предлогом откладывает выполнение важных дел. Сто раз чаю попьёт, полчаса с коллегами поговорит… И многие жалуются, что ничего не могут с собой поделать. Как преодолеть такое состояние?
- Я бы поставила вопрос по-другому: а почему мы этих дел избегаем? Может, мы занимаемся чем-то не тем? Тем, что нам на самом деле заниматься не интересно. Не каждый готов признаться самому себе, что терпеть не может свою работу. А если и признаётся, то боится что-то поменять в своей жизни. Отсюда и появляются многие психологические проблемы. Это как в одной притче. Идут два человека и видят, что лежит собака и скулит. Один говорит: «Интересно, а почему она скулит?» А второй отвечает: «Потому что она лежит на гвозде». – «А почему тогда не встанет?» - «Наверное, пока ещё может терпеть».

- У многих людей наступает момент разочарования в жизни, когда они видят, не всем их мечтам суждено сбыться. Ведь помимо наших желаний существуют и внешние обстоятельства, которые диктуют своё. Как пережить этот момент?
- Я считаю, что фразой о «внешних обстоятельствах» мы часто прикрываем собственную несостоятельность. Если человек представляет собой зрелую личность, то он чётко понимает, чего хочет от жизни. Ставит перед собой реальные цели и определяет план действий. И принимает решения самостоятельно, умеет быть независимым от чужих мнений. А в случае неудачи ищет причину в себе, анализирует свои ошибки, а не сваливает вину на семью, общество или обстоятельства. Увы, но далеко не все достигают этой зрелости. Иногда на приём приходят сорокалетние мужчины и жалуются, что не чувствуют себя реализованными. Потому что сначала за них всё решала мама, а потом – жена. А когда с женой развёлся, то некому стало руководить его жизнью. И эта несамостоятельность, неспособность принимать решения закладывается с детства. Спрашиваю у старшеклассника: «Куда поступать собираешься?» А он говорит: «Не знаю, родители ещё не решили…» О какой зрелости здесь можно говорить?

- А как воспитать в ребёнке зрелую личность?
- Поощрять его самостоятельность настолько, насколько позволяет возраст. Когда у ребёнка в четыре года начинается период «Я сам!», то мама должна предостерегать, подстраховывать, но не рубить инициативу на корню. Иначе мы рискуем вырастить человека безынициативного, не способного к самостоятельному принятию решений. Поэтому если мы хотим, чтобы наши дети чего-то добились в жизни, то нужно воспитывать волевые качества с детства.

Записал Виталий Рудковский.
 
535Просмотров
  • Добавил:
  • Добавлено:
    06.11.2015
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]