«Ночью веду эфир и вижу, как по студии ходят ребята с автоматами». Интервью с диджеем "102.7" Глашей Сотниковой

1 065 просмотров
0 комментариев
«Ночью веду эфир и вижу, как по студии ходят ребята с автоматами». Интервью с диджеем "102.7" Глашей Сотниковой Диджей радио «102.7» Глаша Сотникова – о первых шагах в профессию, эфирных казусах и тонкостях ораторского искусства
 
Псевдоним появился еще до рождения ведущей: одну из ее бабушек звали Глаша, у другой была фамилия Сотникова. В жизни нашу героиню сложно отличить от ее радийного альтер-эго. Может быть, в этом и секрет мастерства – не притворяться веселым заводным человеком, а быть им? Об этом в интервью «ПСГ» с Глашей Сотниковой.
 
«Готовясь к эфирам, ходила в библиотеку»


- Как вы стали радиоведущей?
- Случайно! Я убеждена, что самые лучшие вещи в нашей жизни происходят случайно. В то время я училась в аспирантуре Мозырского педуниверситета и преподавала – кажется, это был 2003 или 2004 год. В какой-то момент решила, что у меня в аспирантуре очень много свободного времени. Услышала объявление по радио: набирали ведущих. Я каким-то чудом позвонила, хотя очень нерешительна во многих вопросах. Мне сказали: да, конечно, приходите. Был большой конкурс, кастинг проходил в прямом эфире, целое шоу со зрительским голосованием. Из 10 человек осталась я одна. 
Училась в основном на практике. Стало легче, когда в нашу жизнь массово вошел интернет. Я смотрела видеоуроки, подписывалась на специализированные каналы на ютубе, много практиковалась, выполняла ежедневные упражнения по развитию речи.


- Помните свой первый прямой эфир?
- Он случился еще во время кастинга. Оставил скомканное впечатление: нас будто вывезли в середину реки и бросили в воду: «Говори что-нибудь». Очень сложно говорить, когда не дают никаких подсказок. Я ходила в библиотеку, читала журналы, газеты – интернет в то время был не так распространен. Помню, придумывала какой-то календарь, интуитивно выбирала темы для эфира, искала интересные факты о песне, которая должна прозвучать. Ты либо карабкаешься и что-то придумываешь, либо выглядишь в эфире дураком. Выглядеть дураком не хотелось, поэтому приходилось карабкаться. 
Никто не пояснял, хорошо или плохо у тебя получается. Никто не направлял, не давал рекомендаций, не делал замечаний. Просто выключался микрофон, тебе говорили: «Хорошо, спасибо, до завтра». Дальше голосовали зрители. 
Сейчас я большую часть моей работы занимает работа с новостями. А вообще я попробовала себя во всех радийных сферах. Это и линейный «живой» эфир, и развлекательные программы в записи, и новостной эфир. 


- Считаете свою работу престижной?
- Я бы не использовала слово «престижная». Скорее, это интересная работа. Хотя люди думают, что быть радиодиджеем легко: просто не бояться микрофона и говорить в эфире. Мы же все умеем разговаривать? 
Я скажу сейчас банальную вещь, но каждый человек считает свою работу очень сложной. Ведущему нужно уметь говорить по делу, связно, складно, выражать свою мысль, не беседуя с кем-то, а сидя одному в студии.
Порой люди, только начинающие работать на радио, садятся к микрофону и слышат свои речевые недочеты, особенности речи, все эти плямканья, причмокивания, особенности постановки языка – и понимают, что работы непочатый край. Это сложная, волнительная, стрессовая работа. Бывают моменты, когда что-то может пойти не так, а ты в живом эфире. И приходится выкручиваться!
 
«На весь город рассказывала дочке, какие гетры ей надеть»


- А какие бывали казусы в прямом эфире?
- Давилась кофе… Я говорю сейчас крамольные вещи, потому что на самом деле ведущему в прямом эфире нельзя есть и пить какие-то напитки. Это даже незадолго до эфира не рекомендуется делать, например, есть орехи или семечки. Одна из семечек останется во рту – и при вдохе попадет в дыхательные пути. Нельзя есть острую пищу – это влияет на голосовые связки. Есть целый ряд пищевых советов. 
Как-то раз у меня юбка намоталась на колесико кресла: я говорю, а от микрофона тянет все дальше. Из коллег кто-то чихнул в эфире: бумажка, по которой нужно читать фамилии, улетела. Бывали моменты, когда неправильно произносишь слово, начинаешь запинаться, потом берешь себя в руки. Всегда можно выйти из ситуации.
Бывали моменты, когда приходилось вести поздние эфиры, практически ночью, и к нам приезжали из Департамента охраны. Видимо, сигнализация нечаянно сработала. В эфирке была дверь с окном, и вот ты ведешь эфир – и видишь, как по студии ходят ребята с автоматами и в касках. 
Вечерняя публика – это особые люди, к ним у меня очень теплое отношение. Ночные эфиры были достаточно откровенные: сейчас уже этой передачи нет, хотя я по ней скучаю (смеется). Иногда люди приезжали к нам с коллегой прямо под крыльцо студии, желая продолжить с нами вечер. Приходилось объяснять, что мы очень устали, что сейчас 2 часа ночи, и нас ждут дома, а потом быстренько убегать. Многие считают, что раз ты работаешь на радио, то можешь всем составить компанию. Это все та же иллюзия легкости и веселости, которая сопровождает нашу работу. 
На моем опыте люди в прямом эфире не матерились, хотя я вела очень откровенную передачу. Были истории, когда предлагали что-то привезти: кофе, какие-то угощения. Очень открыто и искренне люди делились своими историями любви – это подкупало. 
Наоборот, мы, ведущие, часто хулиганили в эфире. Гена Раковщик любил разыгрывать людей с утра – так вот в его эфире матерились. Люди не очень любят, когда их будят рано утром просьбой починить сарай или явиться в военкомат (смеется). Мы с коллегой в вечернем эфире тоже разыгрывали людей, но просили «заказчика» розыгрыша предварительно убедиться, что человек не спит, и что звонок не застанет его в тяжелую минуту. Самый яркий розыгрыш, помню, был в сговоре с одним старшеклассником. Его учительницу, а по совместительству руководителя команды КВН школы, разыграли, сказав, что парень в вытрезвителе. Мы были «сотрудниками органов» и предлагали ей забрать ученика. Предварительно парень позвонил учительнице, и «пьяным» голосом рассказал, что идет гулять. Учительница в розыгрыш поверила. И вот она собиралась ехать в вытрезвитель, вся в тревоге, но потом у нее закрались сомнения. Она попросила представиться, и мой коллега говорит: «Александр… Владимирович…» Я думаю, ну все, сейчас мы точно разоблачим себя. И тут он выпалил: «Лось!» Я не выдержала и захохотала. Учительница сказала: «Ну вы и придурки!», хотя и сама посмеялась.
Случалось, забывала выключить микрофон – это самый распространенный фейл на радио. Тут микрофон выключить, тут вывести – много манипуляций, немудрено запутаться. Из последнего: я на весь город рассказывала дочке, какие гетры ей надеть. Хорошо, что при этом не ругалась! Было очень эпично: зашла моя коллега и шепотом поведала, что микрофон работает. У меня земля из-под ног ушла. Я пододвигаюсь к микрофону и вкрадчиво говорю: «Вы прослушали радиопостановку «Серые будни радиоведущих». Прослушали – и забыли!» И ставлю песню. А что делать? Надо выходить из ситуации. Хотя такие истории только подтверждают, что в эфире живой человек, с разными эмоциями. 
 
«Невозможно все время быть истерически веселым»


- Что у ведущего в голове, когда он ведет прямой эфир? Иной раз думаешь: ну и поток сознания!
- Это и есть поток сознания. Обычно говоришь по наитию. У нас есть определенный рубрикатор, и между рубриками можно поговорить, что-то обсудить. Бывает, так звезды встали – и ты в эфире просто фееричный. Просто так, не из чего: потому что весна, или сегодня зарплата, или просто настроение хорошее. Мы с коллегами друг друга поддерживали: и посмеемся, и друг друга подкалываем. 
Иногда приходишь на работу с тяжелым сердцем: в жизни не все складывается гладко. Но ты должен выйти в эфир в хорошем настроении. Я думаю, меня поймут люди, чья профессия связана со сценой: приходится «доставать из себя» хорошее настроение. Бывали очень трудные эфиры, когда не можешь выдавить из себя фразы – просто не рождаются. Это самое сложное в работе ведущего, не только на радио, но ведущего в принципе – уметь импровизировать и в нужный момент найти в себе «свободное мыслетечение», развивать его. 
Иногда просто смотришь на улицу, а у нас окно рядом с микрофоном, и происходящее на улице «подпитывает». Музыка тоже способна влиять на настроение. Если музыка активная, то ты «влетаешь» в эфир вместе с нею. Если грустная, то ты аккуратно грустишь: «Да, ребят, вот такое настроение… Немного не очень, но мы обязательно из этого выкарабкаемся. Иногда бывает достаточно поставить песню пободрее!» 
Невозможно быть все время истерически веселым – это как-то нездорово. Нужно транслировать разное настроение.
Бывает, мы пишем тексты заранее. Тому, кто только начинает работу на радио, да и не только начинающим, я бы советовала писать – это помогает формулировать, находить, выстраивать мысль логично. Потом эту тетрадку с подводками (когда перед песней что-то ведущий говорит) мы используем в моменты, когда не получается ничего из себя выдавить. Полистаешь – о, хорошая мысль! Ловишь ее и начинаешь раскручивать. 
 
Не позволять комплексам «съедать» нас


- Как научиться говорить красиво?
- Читать книги! Думать, анализировать, чтобы научиться «плести» из слов осмысленные, остроумные, правильно построенные предложения. Чтение литературы, как классической, так и современной, позволяет не только расширить словарный запас, но и изучить структуру предложений. Нарабатывать себе словесный «конструктор». 
Это если речь вести о том, что именно говорить. А вот как говорить – уже другой вопрос. Любой из моих коллег, кто когда-либо работал, или продолжает работать на радио, может рассказать свою тяжелую историю входа в профессию. Никто не приходит идеальным. Даже те, у кого голос от природы тембрально хорош, в первый раз садясь за микрофон, очень волнуются. 
Методик развития голоса очень много. Первое, что нужно освоить – как ставить голос на «основу». Многие из нас говорят «горлом», а нужно, чтобы звук опирался на точку в районе диафрагмы. Это не получится с первого раза, но когда научишься – уже не сможешь иначе. У меня, бывало, просили: «Скажи нормальным, не радийным, голосом!» А я не могу сказать «нормальным», мой голос профессионально сформирован. 
Уметь нужно и правильно дышать. Когда сбивается дыхание, все идет наперекосяк: человек глотает окончания слов. Или, бывает, человек говорит красиво, но – много, не умеет фильтровать поток информации: в итоге собеседник запутывается и устает.
И очень многое в голосе зависит от уверенности в себе. Мы можем быть любыми: с лопоухими ушами, с курносым носом, толстыми, маленькими, коротконогими… Но вне зависимости от того, как ты выглядишь, ты должен излучать уверенность. «Основа», правильно работающие резонаторы придают голосу уверенность, придают ему глубину и бархатистость. Попробуйте в маршрутке сказать таким голосом: «Передайте за проезд» - и на вас все обернутся. 
Наверное, многие видели ролик, где актеры озвучки разговаривают об обыденных вещах, но своими профессиональными голосами. За этим прикольно наблюдать. Одно дело, когда человек в магазине на кассе тихо и устало просит пробить ему еще и пакет, а другое – когда он делает это постановочным голосом: реакция окружающих очень забавна. 
Нужно не позволять нашим комплексам «съедать» нас, как часто происходит. Да, это сложно, но можно развивать в себе определенные качества, например, красиво говорить. Красивый голос уже сам по себе будет заряжать вас уверенностью. Люди порой даже не подозревают, какой потенциал кроется в их собственных голосах, какой прекрасный инструмент дан им природой. Тембр изменить невозможно, но окраску, обертона – все это можно «поставить». Всему этому можно научиться. Верьте в себя ребята, и никогда не сдавайтесь, если любите свое дело! 


Беседовала Елена Мельченко.
Фото из личного архива героини материала.
Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.