«Никогда не скажу клиентке: «В моде широкие брови». В моде то, что идет лично вам!». Мастер перманентного макияжа - о своей работе

2 630 просмотров
0 комментариев
Мастер перманентного макияжа, визажист-бровист и косметик Наталия Нагорная – о своей работе, красоте и благотворительности в бьюти-сфере

 

 
Школьницей Наталия часто возвращалась из танцевального кружка домой на автобусе: дорога была долгая и девочка коротала время, украдкой рассматривая женщин-пассажирок. Она представляла, какой бы сделала им макияж, чтобы они преобразились. Думала, когда повзрослеет, станет работать в магазине косметики, предлагать женщинам разные штучки для красоты. Но вышло гораздо круче. 
- Я счастливый человек – у меня мечта воплотилась в действие, - улыбается Наталия Нагорная. – Сначала визаж был как хобби, увлечение. С 1 курса университета была визажистом для однокурсниц. Они смотрели на меня и просили сделать им такие же брови. А у меня от природы хорошие брови, ничего особенного с ними делать не приходилось. Но я пробовала. Это было не совсем всерьез: денег, естественно, не брала. Дальше подруги стали просить оформить брови их мамам, тетям, сестрам… Так я поступательно шла к своей цели. 
После окончания вуза Наталия пришла работать в детский сад по распределению, в коллектив, в котором из 73 человек 70 – женщины. Конечно, делать макияж и оформлять брови приходилось и здесь. Не отказывала: дело-то любимое. На тот момент за плечами не было профессиональных курсов, училась сама – методом проб и ошибок. 
- Никогда не думала, что буду заниматься этим серьезно. 16 лет назад слово «бровист» было непонятное и чуть ли не ругательное. Но мне это нравилось, доставляло удовольствие, особенно когда видела, что женщина довольна, ей нравится результат, ей все делают комплименты, - вспоминает собеседница. 
Со временем Наталия ушла из детского сада и стала работать в строительном магазине родителей. Скорее, из чувства долга, чем по призванию. Тогда решила пойти учиться визажу профессионально, и, долго не думая, записалась на курсы. Первые шаги в профессию визажиста не вызвали энтузиазма у семьи: в Мозыре на тот момент этим дело мало кто занимался, и в маленьком городе оно считалось не перспективным. 
Наталия завершила обучение как визажист и бровист, оформилась как индивидуальный предприниматель и стала ездить на дом к первым клиенткам. Совмещала эту практику с работой в строительном магазине. Дальше ушла в первый декрет с твердым намерением в магазин не возвращаться. Но вышло иначе: вернулась в торгово-строительную сферу, однако ездить к клиенткам и делать макияж продолжила. Клиенток становилось все больше. 
- А потом я снова забеременела, пошла во второй декрет. На 8,5 месяце беременности принимала клиентов у себя дома. Вернувшись с малышом из роддома на следующий день также приняла клиентку. Декрета у меня фактически не было – и мне это нравилось: не люблю рутину. Когда младшему ребенку было 11 месяцев, я стала работать в первой своей студии. Примерно полтора года назад переехала в это помещение. Маленькая комнатка, зато здесь все устроено именно так, как я хотела, - Наталия показывает свой маленький уютный офис, оформленный в белом цвете с красными и темно-синими акцентами. 
 
Красные губы – фирменный стиль
- Почему называется именно Beauty Cafe? Я хотела создать здесь атмосферу уюта, - собеседница знакомит с историей появления студии. – Клиентки часто стесняются, а хотелось, чтобы они чувствовали себя здесь раскованно. Люблю создавать доверительную обстановку: у меня первое образование – психологическое. Мы общаемся, я с удовольствием даю советы по уходу за собой. Порция красоты по всем пунктам! (смеется). Хочу помочь женщине, даже если она скромная и в свободное время «нигде не бывает», раскрыть свою природную красоту и индивидуальность. 
С того момента, когда Наталия пришла в сферу красоты, очень многое в индустрии поменялось – к лучшему. Сказывается высокая конкуренция. 
- Когда я начинала работать, конкуренции практически не было. В визаже – да, были мастера, но их было не так много. Среди мастеров перманентного макияжа до меня в Мозыре был только один парень, причем самоучка. Мне было безумно страшно начинать – посоветоваться не с кем! Поддержали в начинании только родители, а муж даже испугался: «Ты сумасшедшая, у нас двое маленьких детей». А обучение перманентному макияжу очень дорогое – огромную сумму я отдала сразу же. Дальше надо было закупить оборудование, тоже не из дешевых. Не побоялась – влезла в долги. Мужу даже не сказала. Но долги очень быстро отдала – «на шоке», что должна такую большую сумму. 
Сейчас намного проще, есть, с кем советоваться. Мне звонят начинающие мастера за советом – и я спокойно к этому отношусь. У меня конкурентов нет, а есть коллеги, и я готова помогать. За 6 лет работы мастером перманентного макияжа наработала неплохую базу, мне есть, чем поделиться. 
- Как создавался дизайн студии?
- Его разработала дизайнер из Минска. Она зашла на мою страницу в Инстаграм и выбрала одну из фотографий, по которой «прочитала» меня. Я доверила ей выбирать, какой логотип бы мне подошел. Дизайнер предложила именно такую идею: набросок портрета с красными губами. Это своего рода моя фишка, я часто пользуюсь красной помадой. Шрифт для моего имени изначально выбрала более жесткий – дизайнер посоветовала смягчить его. 



 
«Некоторые клиентки шли за «татуировкой на лбу»
На момент открытия студии клиентская база у Наталии Нагорной уже была наработана, так что трудностей с нехваткой клиентов не возникало. Трудность, говорит мастер, была в том, чтобы донести до клиентов культуру красивого, аккуратного, невычурного, а максимально естественного перманентного макияжа. 
- Ко мне шли, держа в голове слово «татуаж». Но татуаж – это все-таки более графичная техника: те самые четкие бровки, которые держатся 10-15 лет. Некоторые клиентки приходили именно за «татуировкой на лбу». Чтобы поярче и надолго! Честно говорила: «я не ваш мастер». Я не боюсь признать, что не могу это сделать по трем причинам. Первая: меня так не учили. Вторая: как эстет, не могу, чтобы это безобразие на вашем лице было сделано моей рукой. Третья: я хочу предложить вам что-то новое, - перечисляет собеседница. 
Многие, наоборот, хотели попробовать перманент, но боялись идти, не желая получить черные графичные брови. Для девушек лицо в образе играет самую важную роль. Приходилось объяснять и рассказывать, как это будет. Некоторые потом признавались, что если бы не доверяли лично мне как визажисту, то побоялись бы идти на перманентный макияж. Своим ученикам я советую не бояться говорить клиентам, что они что-то не могут, не умеют. Допустим, обращается клиентка, чтобы перекрыть некачественный перманент – лучше отказать, если есть риск сделать еще хуже. Бывает, к сожалению, когда с неудачным перманентом может помочь только сведение лазером, и то не во всех случаях. Имя намного дороже, чем взять клиента, окончательно испортить ему лицо, а потом сказать: «Ну так вышло». 
Сейчас, говорит Наталья, клиенту найти своего мастера совсем не сложно: инстаграм в помощь. Практически все мастера, желающие наработать клиентскую базу, выкладывают примеры своих работ – и вы можете сориентироваться, подходит ли вам стиль работы того или иного визажиста, бровиста, мастера перманента. «Те, кто любит поярче, почетче и покрасочней, идут к другому мастеру. Кстати, то, что появилось много мастеров – большой плюс. Диапазон цен на услугу, соответственно, широкий», - говорит Наталия Нагорная. Без стеснения добавляет, что ее услуги – одни из самых дорогих в городе. Это связано с большим опытом работы и постоянным повышением квалификации. «Мир не стоит на месте, тенденции в бьюти-сфере таковы, что приходится делать лучше, качественней, натуральнее. Я такой же ученик, я продолжаю учиться – и мне это безумно нравится. Для меня это не просто перманентный макияж, это уже жизнь», - подытоживает она. 
 
«Клиентам, страдающим алопецией и после химиотерапии, делаю перманент бесплатно»
- Я работаю в четырех направлениях: мастер перманентного макияжа, бровист, визажист и косметик. Брови и визаж, в принципе, можно объединить в единое направление. С них и начиналось мое становление как мастера перманентного макияжа. Я, например, обожаю делать стрелки на глазах в перманенте – это достаточно кропотливая и сложная работа. За 16 лет работы визажистом у меня было столько лиц и столько насмотренности, что сейчас нарисовать стрелки любому человеку не составит труда. 
Кстати, занималась сначала только окраской бровей. Перманентным макияжем буквально заставили заняться клиентки: накрасить брови хной либо краской можно, но спустя два дня она стирается. А девочкам хочется долгосрочного эффекта. С появлением новой техники – микроблейдинга, я поехала на обучение в Минск. Ехала именно за натуральностью. Дальше стала делать стрелки и губы. Это не страшно, главное – научиться видеть красоту всего лица, а не отдельно губы-брови-глаза. 
Я косметик, а не косметолог, у меня нет медицинского образования. Делаю самые легкие процедуры, которые допустимы с 14-16 лет и никому не навредят: уходовые, чистка, увлажнение. Уколы не приветствую и себе не делаю. 
- Перманентный макияж – это в основном для женщин, которые хотят сделать черты лица более четкими, или это полноценный макияж?
- Это база для ежедневного макияжа. Его выбирают женщины, которые привыкли всегда быть ухоженными, но при этом хотят быть мобильными и нуждаются в экономии времени. Перманент дает утром время попить кофе и расслабиться: фактически вы проснулись при макияже. Но я за натуральность: не люблю делать стрелки до ушей или яркие брови и губы. Когда вы просыпаетесь утром, вы выглядите нежно, и ваш рядом спящий бойфренд или муж, просыпаясь, не обескуражен, когда это вы успели накраситься как звезда (смеется). Если вы любительница более яркого мейкапа, можете чуть доработать лицо, добавить акценты декоративной косметикой, и на это уйдет минут пять, а не полчаса. Выйдя на улицу просто с перманентным макияжем, вы уже будете выглядеть очень хорошо и аккуратно. 
Оговорюсь: перманентный макияж делаю девушкам только с 23 лет! Мое искреннее убеждение в том, что совсем юным барышням он не нужен. У них своя природная красота, а кожа не сформирована. Делала исключение только в определенных случаях: например, у меня была 18-летняя клиентка с алопецией –это заболевание, при котором полностью или частично выпадают волосы. Оно, к сожалению, не лечится. У девушки не было бровей, мы ей сделали аккуратные красивые брови. Кстати, бесплатно. Точно так же бесплатно я делаю перманент клиентам, перенесшим химиотерапию. Они, как правило, подавлены не только ухудшением здоровья, но и тем, что внешность испортилась. Очень хочется помочь таким женщинам, поддержать их тем, что я умею делать. Я умею делать брови. 
Всегда рекомендую клиенткам умеренность: лучше сделать аккуратные стрелки и брови, чуть-чуть подчеркнуть оттенок губ, но не перегружать внешность. У меня самой только перманентный макияж губ: когда-то герпес «съел» половину губы, я обратилась к мастеру, чтобы поправить их внешний вид, восстановить контур. Работа настолько скрупулезная, что невооруженным глазом не определишь, что у меня перманент. 
 
«Без творчества в моей профессии нельзя»
- Всего однажды я участвовала в международном конкурсе по перманентному макияжу бровей – я попала на него, можно сказать, случайно. Заняла третье место – волею судьбы, может быть… Я выполняла работу налегке, даже не думая о том, что имею шансы победить. Работала тогда всего год, но год был насыщенным ежедневной практикой, очень плодотворным – это, наверное, и дало свои плоды, - Наталия отвечает на вопрос об амбициях. – От второго места меня отделял всего один балл, который «выбила» моя подружка, причем самое интересное, что мы, три подруги, сидели вместе за столом – и все три заняли пьедестал. А участвовали порядка ста мастеров. 
Других конкурсов у меня пока не было – большая занятость. Собираюсь поехать, я считаю, что мастеру нужно соревноваться. Одно дело – спокойно работать у себя в студии, другое – ездить на семинары, участвовать в чемпионатах. Ты видишь, на каком ты уровне, понимаешь, над чем еще поработать. Сколько бы ни было практики, нельзя останавливатться. А на чемпионатах хорошо видно, на каком ты уровне с точки зрения мастеров, профессионалов. 




- Как реализовать себя в творчестве визажисту, если наибольший спрос на их услуги касается однотипных свадебных макияжей?
- Согласна, коллеги часто сокрушаются по этому поводу. Особенно когда живешь в небольшом городе, где клиенты не склонны идти за экспериментами… Хотя мы, визажисты, всегда востребованы у фотографов, которые хотят реализовать свои творческие проекты и обращаются за проработкой образа модели. Часто это не предполагает оплаты – я, например, не раз соглашалась на такое сотрудничество TFP, потому что это мне интересно.
Как ни крути, 90% моей работы – это перманентный макияж. Он сегодня более востребован и составляет основной мой заработок. Визаж я оставила для вдохновения – потому что люблю. Мастера перманента старой школы практически все когда-то начинали визажистами или бровистами, а потом переквалифицировались. Зачем тратить энергию, если на перманенте можно зарабатывать в два раза больше? Я же делаю и то, и другое. Когда я постоянно работаю только в перманенте – брови-губы-глаза без конца – то устаю. Хочется чего-то творческого. Начинаю брать людей на визаж – не всем же нужен перманент! Вот недавно была пора выпускных, приходили юные девушки за макияжем – я просто кайфовала от работы. Я ими вдохновляюсь. 
Плюс творческие проекты с фотографами – даже сейчас я соглашаюсь работать бесплатно. Дается заказ на определенный образ – ты уже играешь, экспериментируешь. Без вдохновения и творчества в моей профессии нельзя. Нужно постоянно тренировать свою способность видеть красоту человека. А работать по шаблону не могу. Никогда не скажу клиентке: «Сейчас в моде широкие брови». В моде то, что идет лично вам! 
В своем инстаграме делаю мини-уроки макияжа, оформления бровей. Пусть у меня небольшая аудитория, но очень приятно читать благодарности. Не бросаю макияж: я сама девочка, мне хочется выглядеть аккуратно, и мне хочется что-то дать людям. 
- Когда-нибудь мужчины за услугами приходили?
- Да. И не «когда-нибудь», а есть даже постоянные клиенты-мужчины. Существует специальная техника коррекции мужских бровей: подходит тем, у кого очень густо растут брови. Если они еще низко посажены, а у человека длинные ресницы, то ему такая растительность банально причиняет дискомфорт – может даже начать портиться зрение. Коррекция совсем не заметна, вы не определите, что с бровями мужчины что-то делали. Своих учениц я также обучаю мужской коррекции бровей. 
Конечно же, клиенты-мужчины сильно стесняются, когда приходят на коррекцию: большинство еще не готовы к идее, что мужчинам ухаживать за внешностью не зазорно, а полезно. Сейчас общаюсь с разными мастерами: есть даже мужчины, которые стали ходить на маникюр – и это здорово. 
- Что для вас красота? 
- Как ни странно, для меня внутренняя красота человека имеет намного больше значения, чем внешняя. Потому что внешняя – у всех своя. Определенных критериев нет: я за то, чтобы помочь каждой женщине увидеть ее собственную красоту. Каждой клиентке я, не стесняясь, говорю, в чем именно она красива. Некоторым даже «открываю Америку». Ко мне приходит безумное количество очень красивых женщин – и большая часть из них уверены, что они некрасивы… Канонов нет: красота – это все в совокупности. А внешняя красота без внутренней начинает отталкивать. Если человек светится добром, он красив. 
Записала Елена Мельченко.
Фото автора. 
 
Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.