«Просят сделать надгробную плиту с отверстием, чтобы «душа гуляла». Руководитель гранитной мастерской – о своем деле, его тонкостях и стереотипах

1 523 просмотра
0 комментариев
Виталий Сигай – индивидуальный предприниматель, несколько лет назад заинтересовался работой с гранитом – хотел заняться производством столешниц. Потихоньку столешницы отошли на второй план, уступив место «тонким материям» - памятникам. Производством памятников Виталий занимается уже четыре года, его гранитная мастерская объединилась с похоронным домом «Вознесение». 
Почему люди боятся устанавливать памятники раньше года после погребения, когда «сезон», какая конкуренция в ритуальном деле, и почему не котируется белорусский гранит – об этом наша беседа.



 На фото: Виталий Сигай


Ажиотаж – накануне Радуницы


- Поначалу занимался сбором информации о том, как этим же делом занимаются другие. Понятно, что опыта не было: он нарабатывался кровью и потом, - вспоминает Виталий. – Сколько вложились? Пусть это останется секретом. Текущие расходы меняются от месяца к месяцу. Работает у нас три станка. Собственное производство позволяет выполнять работу по образцам и эскизам заказчика: люди часто просят повторить аналогичные памятники уже установленных образцов. Некоторые фирмы не имеют полного цикла производства и иногда покупают готовые гранитные формы у нас. 
Закупаем материалы в Карелии, Петрозаводске, там находятся одни из крупнейших в мире гранитных каменоломен. Основные поставки гранита на памятники – из Карелии. Здесь, на месте, обрабатываем камень вручную – этим занимаются резчики. После готовый «полуфабрикат» попадает в художественную мастерскую для алмазной гравировки. 




- В Беларуси тоже есть крупный гранитный карьер в Глушковичах. Почему не выбрали отечественного поставщика?
- Сам по себе гранит – магматическая скальная порода, она может иметь разные цвета. Чуть ли не все цвета радуги. Для производства памятников подойдет только черный гранит: на цветном будет сложно выполнить гравировку. Будут блики, непонятные цветовые пятна. Местный гранит не соответствует нашим требованиям, он не черный. К тому же в Глушковичах гранит добывают путем взрыва. Он имеет очень много трещин, скрытых дефектов, которые визуально не определяются, однако после вырезки памятника может вылезти трещина. Это уже брак, хотя затрачены энергоресурсы, материал, работа резчика должна быть оплачена. Поэтому глушковичский гранит в основном идет на строительные нужды: для производства цоколя, плитки, брусчатки. А так, я скажу, с радостью бы работали с местным гранитом! Транспортировка материала из Карелии – существенная часть расходов, и если бы гранит издалека везти не пришлось, это, в конечном итоге, было бы на благо покупателей: меньше цена на изделия. 
Самое затратное в нашем деле – непосредственно гранит. На его фоне меркнут стоимость и амортизация оборудования, инструментов, оплата труда, даже аренда здания в 600 квадратных метров, которое занимает похоронный дом «Вознесение» вместе с нашей мастерской (производство находится здесь же, на месте). Бытует, конечно, мнение, что ритуальщики – супербогатые люди, однако себестоимость продукта и розничная цена на самом деле составляют небольшую разницу. Не у всех, кто интересуется этим бизнесом, после всех расчетов получается хотя бы начать… 


- Какую зарплату получают рабочие мастерской?
- Зарплата резчика, как правило, не меньше 1000 рублей. В сезон бывает и больше – под 1500. Это не секрет: публикуя объявления по набору сотрудников, мы всегда указываем сумму, которую готовы платить работникам. 


- А сезон – это когда?
- Вообще заказ памятников идет круглый год. Самый ажиотаж – и это, наверное, в славянской традиции – начинается накануне Радуницы. Март, апрель и начало мая – это время, когда мы в мастерской не можем, что называется, поднять головы. Иногда шучу в семье, что я ухожу на работу в марте, а возвращаюсь в мае. 


- Обучаете рабочих на месте?
- Продавцы, как правило, приходят с опытом работы. Здесь тоже свои тонкости. Казалось бы, памятник – простая штука, но его тоже нужно уметь продать: объяснить характеристики того или иного материала, подсказать приемлемый вариант, исходя из пожеланий покупателя и требований по цене. Нужно работать деликатно, не задевая чувств наших покупателей. Цена на наши памятники, начинается в среднем от 300 рублей. 
Художник (ретушер) в гранитной мастерской – это достаточно узкая специальность. Наш специалист имеет опыт работы 15 лет. Профессии можно обучить на месте, но все-таки художественные задатки, знание графических редакторов будут уместными. Так вышло, что у нас подобрался штат людей, которые, устроившись на работу, уже имели необходимые навыки. Оператором к нам пришел молодой человек, который опыта работы не имел, однако неплохо разбирался в программном обеспечении. Обучили, успешно работает. Ну а по зарплате, повторюсь, стараемся никого не обижать. 


 
«Земля будет оседать и спустя 10 лет»


- Наверное, вам меньше приходится работать с убитыми горем родственниками, все-таки памятник ставят не сразу после захоронения…
- Наверное, это вопрос о стереотипах по установке памятников... Как правило, заказ памятника, его установка происходят через год после захоронения. Хотя, скажу честно, ждать вовсе необязательно. Были случаи, когда, например, человек живет в России, на Дальнем Востоке, а в Мозыре умер родитель. К нам приходят, говорят: через пару недель уезжаю домой и больше не вернусь – хочу памятник на могилу поставить. Как быть? Средний срок изготовления памятника в сезон – 30 дней. Технически можно управиться за 3 дня. Идем навстречу человеку, выполняем заказ в течение недели. Установка – через 2 недели после захоронения. 
Нет, никаких проблем с захоронением из-за этого не будет. Раньше было распространенным такое убеждение, что в течение года на могиле усаживается земля. Да, усадка происходит постоянно. Но, простите за грустные подробности, непосредственно гроб дает усадку в течение 10 лет. Полгода простоит могила, или пять лет – неважно: земля и дальше будет усаживаться. Что делаем мы для того, чтобы избежать деформации памятника и плиты? Яма перекрывается путем заливки фундамента толщиной 8 см, с тремя поперечными перемычками и армированной стяжкой. 


- Можно предположить, что суеверий и стереотипов вокруг захоронений немало.
- Да, их очень много. Для бизнеса четыре года – небольшое время, но за этот срок успел изучить свое направление вдоль и поперек. Точно не могу сказать, что есть какие-то единые требования, в том числе ритуальные, к благоустройству захоронений. Те же кресты, например: и сейчас многие батюшки ведут споры, как правильно должен выглядеть православный крест на могилу. Один скажет: вот, ширина и высота такая. Другой не согласится. 
Встречаются и довольно суеверные заказчики. Бывает, просят сделать надгробную плиту не сплошную, а с небольшим скосом или с отверстием – «Чтобы душа гуляла». 
Вообще, скажу, памятник и надгробная плита – это очень практично и просто в уходе за захоронением. В прошлом году я делал плиту на могилу своего отца, заранее с мамой договорились, как все будет выглядеть. Нет необходимости подкрашивать что-то, пропалывать. Хотя многие предпочитают оставить место захоронения с открытой землей – например, чтобы высаживать цветы на ней. 


- Как конкурируют различные ритуальные службы в Мозыре?
- Конкуренция, я думаю, заключается в отношении к работе, к предоставляемым услугам, в выставочных образцах. Заказчик сам решает, с кем ему комфортно, а мы делаем все, чтобы выбрали нас. В «Вознесении» есть система скидок: организация похорон плюс 5% скидка на любой товар в магазине. Цены на памятники по городу стандартные: таких разбежек, как, например, в Гомеле или Бобруйске, нет. Максимальная разбежка цен в Мозыре – 50 рублей за аналогичный товар в двух разных фирмах. Но если у меня памятник на 50 рублей дороже, я могу это обосновать. Вот и вся конкуренция. Наверное, это честно.
Пусть мои слова не воспринимаются как самовосхваление. Я общался с коллегами из Витебска, Гродно, Минска – могу сказать, что нам, безусловно, есть, куда расти, и мы стремимся к росту. 
Думаю, на данный момент спрос на качественные ритуальные услуги позволяет работать всем фирмам – даже в небольшом городе. Со многими коллегами из других фирм в Мозыре мы имеем хорошие отношения, выручаем друг друга, если, например, закончился определенный материал, который срочно необходим. 


- Работа ритуальных служб овеяна множеством слухов. Говорят, были одно время распространены грязные способы борьбы за клиентов. Сталкивались ли с подобным? 
- На сто процентов могу утверждать, что сейчас такого нет. Тоже когда-то читал о том, как ритуальщики разузнавали из разных источников о смерти человека и звонили его родственникам с предложениями похорон, а те еще даже ничего не знали… Этому есть простое название – коррупция, и она уголовно наказуема как для тех, кто берет взятки, так и для предлагающих «вознаграждение» за информацию. 
Похоронные службы сегодня работают цивилизованно. При моргах дежурят представители фирм – ритуальные агенты. Люди сами выбирают, к кому обратиться. Навязывать услуги… Лично я бы не хотел, чтобы ко мне в момент горя кто-то подбегал с предложениями похорон – услышали бы очень грубый ответ. Репутация в нашем деле – штука тонкая. Важно, чтобы нам доверяли. 
 
«Год просидели «на зарплатах»


- В коронавирус стало больше заказов?
- Если говорить в целом о деятельности похоронного дома, то, по моим данным, да – за последний год стало больше похорон. Не в разы. Говоря конкретно о памятниках – тут наоборот: заказы на них за год упали в два-три раза. Мы целый год просидели «на зарплатах», на подготовке к сезону. Думаю, сказалась сложная политическая ситуация: люди, не зная, что страну ждет дальше, предпочитали приберечь накопления, а памятники – не вопрос первостепенной важности. Сейчас уже работаем практически в штатном режиме.


- Есть ли гарантийный срок у вашей продукции? 
- Производитель гранита в Карелии отмечает, что по ГОСТу гранитный материал рассчитан на 300 циклов оттаивания и замораживания. Грубо говоря – на 300 лет. Мы со своей стороны, учитывая законы Беларуси, обязаны давать гарантию на гранитные изделия минимум 5 лет. Если у меня попросят дать гарантию 10-15 лет – без сомнений дам. 


 


- Были случаи, когда приходилось ремонтировать свои изделия после актов вандализма?
- Не припомню. Может быть, воры еще могут попробовать снять металлическую ограду, сдать на металлы – но и с таким у нас не сталкивался. Хотя недавно был случай, когда пришлось воссоздавать заново по образцу случайно сломанный памятник. Позвонили, попросили сделать работу как можно быстрее, сбросили через месенджер фото памятника – разломанного пополам. Я интересуюсь: «Наш?». Нет, отвечают, не ваш. Работали коммунальщики, спиливали деревья. Одно из них упало на памятник. Что делать? Надо срочно исправлять: за свой счет заказали новый, точно такой же, памятник. Мы вошли в положение, быстро выполнили работу, заказчик остался доволен. А о фактах вандализма на кладбищах давно не слышал – и слава богу, конечно.

Записала Елена Мельченко.
 
Пусть вам еще не скоро пригодится эта информация! Адреса магазинов похоронного дома «Вознесение»: бульвар Страконицкий, 22, улица Нефтестроителей, 10. 
Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.